Алматы — Иссык-Куль (День первый)

Автор — Мельников Сергей

Продолжение, начало читайте

Алматы — Иссык-Куль (подготовка к маршруту)

Выход на маршрут из города — по Большому Алматинскому ущелью. Можно даже доехать до Большого Алматинского озера на машине (правда, не всякая машина туда поднимется); первая половина пути имеет слабовыраженный подъём по долине реки Большой Алматинки (Большое Алматинское ущелье), вытекающей из озера (точнее, протекающей через озеро); на второй половине дорога местами довольно крутым серпантином забирается в горы. Но обычно на машине доезжают до начала серпантина, а дальше пешком поднимаются вдоль трубы. Труба — диаметром порядка метра — идёт в город вниз от Большого Алматинского озера, по ней вода из озера попадает в город. Труба — это одна из частей большого гидротехнического комплекса, состоящего из плотины на озере, самой трубы, протяжённостью километров в десять, и гидроэлектростанций. Весь этот гидротехнический комплекс построили после Великой Отечественной войны пленные японцы.

Путь пешком вдоль трубы — хоть и крутой, но довольно короткий — срезает длинный многокилометровый кусок серпантина дороги. Потом труба и дорога соединяются и идут вместе до озера, на этом участке уже не так круто.


Мельников Сергей, Большое Алматинское ущелье

Большое Алматинское ущелье

 

Мельников Сергей, Дорога поднимается к Большому Алматинскому озеру, слева - труба

Дорога поднимается к Большому Алматинскому озеру, слева - труба

С погодой нам повезло — нежарко, переменная облачность. Хотя в горах из-за высоты жарко обычно не бывает, но всё же по солнцу идти было бы тяжелее. Да и под дождём было бы не очень весело. Т.ч. погода — то, что надо.

 На щите при подходе к озеру читаем:

«Большое Алматинское озеро (БАО) расположено в Большом Алматинском ущелье на высоте 2507 над уровнем моря, в 15 км южнее г.Алматы. Длина озера 1,6 км, ширина от 0,75 до 1 км. Длина береговой линии 3 км, глубина 30-40 м, объём водной массы 13 млн.куб.м, площадь зеркала 800 тыс.кв.м. с юга в озеро впадает р.Большая Алматинка.

БАО является водохранилищем, назначение которого — энергетика, водоснабжение и ирригация. Гидротехнические сооружения, расположенные на БАО, обеспечивают водозабор и снабжение питьевой водой юго-восточной части г.Алматы со среднегодовым расходом 1,3 куб.м/сек. …»

Большое Алматинское озеро — одно из наиболее крупных озёр Заилийского Алатау — образовано ледниковой мореной и большим обвалом в незапятные времена. До строительства гидротехнического корпуса река из озера вытекала водопадом через морену. Потом подняли искусственную плотину и река сейчас (в основном, по трубе) вытекает из-под плотины. Искусственные сооружения, конечно, несколько портят вид озера, но всё равно вид на озеро очень красивый.

«Ранее озеро именовалось Жосалыкёль, некоторое время — Алматинским. Последнее название определяет его положение в бассейне Большой Алматинки, а не размеры, Малого Алматинского озера в этих краях нет. Жосалыкёль — Охристое озеро (каз.). Крутой осыпной склон восточной экспозиции, сходящий к озеру, имеет местами красноватый окрас за счёт розовых гранитов. С этим, видимо, и связано название озера.» [5, с.31]

Цвет воды в разное время различен. Пока не начали таять ледники, вода имеет чистый бирюзовый цвет. Как только ледники начинают таять, река Б.Алматинка, несущая в озеро основной поток воды, вместе с водой несёт и большое количество белёсой взвеси, придающей соответствующий цвет и воде озера. Уровень воды в озере регулируется, и в начале лета вода основательно сбрасывается, видимо, чтобы было куда собирать талые воды ледников. В высокогорном озере даже при жаркой погоде вода не прогревается выше 8-10 градусов (обычно даже ниже) и купание в такой воде весьма бодрит и хорошо восстанавливает силы (правда, далеко не все на такое купание решаются). Из личного опыта — заплываешь метров на 10-20 от берега и тут же стремительно возвращаешься назад.

Летом на берегах озера бывает невероятное количество божьих коровок, местами в буквальном смысле некуда ступить, приходится выбирать на каждом шагу место, куда можно поставить ногу.

Справа (по ходу нашего движения) чуть выше озера находится действующая обсерватория, а выше неё — на перевале Джусалы-Кезенькосмостанция, там изучается космическое излучение (всё это осталось после Советского Союза, в своё время это был один из самых высокогорных в мире центров изучения космоса).

Но наш путь не туда, наш путь в Киргизию.

 

Мельников Сергей, Большое Алматинское озеро

Большое Алматинское озеро

 

Мельников Сергей, Большое Алматинское озеро

Большое Алматинское озеро

 

Мельников Сергей, Большое Алматинское озеро 2

Большое Алматинское озеро 2

Дорога, которая поднимается до озера, обходит его (орографически) справа и уходит дальше вверх по долине реки Большой Алматинки и дальше по долине реки Озёрной к перевалу Озёрный. В общем-то, это дорога идёт до Иссык-Куля и соединяет Алмату с посёлком Чон-Сары-Ой на Иссык-Куле (после перевала Озёрный она спускается к реке Чон-Кемин, пересекает её, какое-то время идёт вниз по долине Чон-Кемина, а затем уходит влево вверх по притоку Чон-Кемина и поднимается на перевал Кок-Айрык и дальше спускается в Чон-Сары-Ой). Эта дорога строилась как самый короткий путь из Алматы на Иссык-Куль и какое-то время она была действующей дорогой (конечно, не все машины могли по ней пройти ввиду горной специфики, но джипы проходили свободно). Несколько лет назад на киргизской стороне дорогу в нескольких местах завалило каменными обвалами, а мост через Чон-Кемин снесло половодьем, и теперь дорога доступна только велосипедистам, конным, пешим (первым и последним при этом ещё нужно подумать, как перейти Чон-Кемин, поскольку воды в этой бурной горной реке летом много) и особо отчаянным автомобилистам. Последних, впрочем, тоже немало, и год спустя, переходя через перевал Кок-Айрык, мы таких встречали.

По этой дороге мы будем идти до Чон-Кемина, а дальше наши пути разойдутся, дорога пойдёт вниз по долине реки, а мы — вверх, к её истоку.

Несмотря на то, что идём по дороге, цивилизации совсем не чувствуется. Грунтовая редкопосещаемая дорога, скорее, напоминает большую набитую тропу, на которой местами еле видны старые следы «железного зверя». Гораздо чаще встречаются следы лошадиных подков и иные следы того, что здесь прошли лошади (mais vous comprenez).

После Большого Алматинского озера дорога сразу поднимается крутым подъёмом на правый склон горы. Пока не втянулись, — тяжеловато, да и рюкзаки в начале похода ещё полны и как-то ещё не притёрлись к спине. Но это ничего, втянемся. Зато все трудности окупаются замечательными видами на окрестные горы, на всё больше выступающий впереди Водораздельный хребет, сверкающий на солнце белыми снегами и чуть менее светлыми пятнами — вечными ледниками. Простор необыкновенный; иногда хочется раскинуть руки (да и не руки — крылья), прыгнуть вниз и полететь по долине, паря, словно птица. Кстати, птиц здесь много. Какие-то мелкие птицы, сороки, вóроны и над ними — парящие хищники (возможно, беркуты или кто-то ещё). И особая тишина, которую наполняет постоянный, то затихающий, то возрастающий шум несущейся к озеру реки Большой Алматинки, и крики птиц. И запахи, довольно сильные запахи еловой хвои и можжевельника, настоенные на солнце и горном воздухе. Можжевельника в горах растёт много и он придаёт горам свой неповторимый запах, это своего рода визитная карточка гор. Как, например, запах полыни — визитная карточка степи (особенно весной).

После начального крутого взлёта дорога уже до самого перевала имеет не сильный подъём, идти по ней не очень трудно, хотя временами останавливаемся на отдых. Слева отсаётся пик Советов -четырёхтысячник, покрытый вечными снегами и льдами, на который — если есть время, силы и желание — можно подняться без специального снаряжения. В своё время (1980-е годы) наш коллега, проходя практику на космостанции, поднимался туда за один день.

Большое Алматинское озеро остаётся позади. Некоторое время оно ещё хорошо видно, а потом исчезает за очередным поворотом дороги.

 

Мельников Сергей, Дорога круто поднимается после озера. Вид с другого склона долины. В облаках - Пик Советов, 4400. Фото И.Исакова

Дорога круто поднимается после озера. Вид с другого склона долины. В облаках - Пик Советов, 4400. Фото И.Исакова

Мельников Сергей, Дорога поднимается по долине реки Озёрной. Впереди - Водораздельный хребет. Видно слияние реки Озёрной (на фото левая долина) и реки Проходной (на фото правая долина) - рождение реки Большая Алматинка. Фото А.Футало

Дорога поднимается по долине реки Озёрной. Впереди - Водораздельный хребет. Видно слияние реки Озёрной (на фото левая долина) и реки Проходной (на фото правая долина) - рождение реки Большая Алматинка. Фото А.Футало

Граница леса на Тянь-Шане заканчивается примерно на высоте 2800 м. Выше этого растут только кустарник и трава, потом остаётся только трава, а потом (это уже выше 4000м) перестаёт расти и трава. Деревья, которые «дотягивают» до границы леса, — это тянь-шаньские если, очень красивые стройные деревья, все как на подбор, одна к одной. И растёт тянь-шаньская ель только на Тянь-Шане, больше нигде. Основную часть пути мы будем идти в безлесной зоне (т.е. выше 2800м) и лес увидим уже только в долине Чон-Аксу при подходе к Григорьевскому ущелью.

Незаметно доходим до места рождения реки Большой Алматинки — она образуется слиянием двух рек — реки Озёрной (по долине которой нам подниматься к одноимённому перевалу) и реки Проходной (по долине которой, преодолев несложный перевал, можно выйти к одноимённому перевалу – перевалу Проходной, 3600м, через который также можно попасть в долину Чон-Кемина; и год спустя мы прошли тем путём, но уже поднимаясь из долины Чон-Кемина).

 

Мельников Сергей, Вверх по долине реки Озёрной. Место рождения реки Большой Алматинки. Лес остался внизу, высота больше 2800 м

Вверх по долине реки Озёрной. Место рождения реки Большой Алматинки. Лес остался внизу, высота больше 2800 м

 

Мельников Сергей, Вверх по долине реки Озёрной

Вверх по долине реки Озёрной

После каждого поворота дороги перед нами всё выше и выше встаёт стена Водораздельного хребта с красивыми вершинами — пиками Озёрный, Чойболсан, Алматы-Алагир. Перед нами северная сторона хребта, покрытая вечными снегами и ледниками. По Водораздельному хребту проходит государственная граница между Казахстаном и Киргизией и мы скоро реально пересечём границу двух стран, причём, похоже, нелегально (поскольку пограничного пункта на перевале Озёрном точно нет, во всяком случае, не было; это напонимает нечто из шпионских фильмов, нелегально мы ещё никогда не пересекали государственных границ). Формально здесь можно встретить пограничников, на нашей стороне — казахских, в долине Чон-Кемина — киргизских, но в последние годы ни здесь, ни там никто из туристов их не встречал (это было летом 2007 года, год спустя ситуация с пограничниками изменилась). К тому же виза для входа в Киргизию нам не нужна, так что и при встрече с пограничниками, надеемся, нам не о чем будет особо беспокоиться, договоримся.

Пока же нас больше беспокоит уровень воды в реке Озёрной, которую нам нужно будет переходить вброд. Уровень воды в горных реках и ручьях, берущих начало с ледников, летом сильно колеблется в течение суток. Утром воды относительно мало, с началом дневного таяния ледника воды становится всё больше и больше, и после обеда в солнечный день уровень воды будет самым высоким. Разница между утренним и послеобеденным уровнями воды в горной реке может быть весьма ощутима, поэтому утром брòдить значительно легче и безопаснее. А день сегодня тёплый и к броду мы подойдём в самом разгаре дня…

И вот брод реки Озёрной. Дорога ныряет под воду и выходит на том берегу. Воды много и сразу как-то не очень хочется заходить в этот несущийся поток беловато-грязного цвета (по цвету напоминающий жидкий бетон). Но не ждать же до утра, когда уровень воды будет самым низким, нам ещё сегодня идти и идти. Исследования реки выше и ниже дороги в поисках лучшего места брода не дали ничего, река довольно широкая и перепрыгнуть не удастся (тем более, с тяжёлым рюкзаком), на рукава она в этом месте не разбивается, по камням нигде здесь её не перейти. И получается, что лучшее место брода — всё-таки в том месте, где реку пересекает наша дорога. Ну, что ж делать, — пошли!

Горные туристы на всякий случай обычно имеют две пары обуви. И вторая пара как раз хороша для переходов рек вброд. Без обуви не пойдёшь — дно каменистое, вода холодная (только что с ледника — 4-6 градусов), течение быстрое — без обуви, пожалуй, не устоишь (ну, если только не проходил специальной йогической подготовки); а в мокрой обуви потом посуху не очень приятно идти, да и ноги стереть можно.

Реку перешли стенкой, положив руки на плечи друг другу. Поток воды чуть выше колена, но скорость такая большая, что вполне может сбить с ног. Поэтому переходим не спеша, шажок за шажком, аккуратно пробуя, куда можно поставить ногу, чтобы под ногой было не скользко, чтобы не наступить на шатающийся камень. Перешли… Это наш первый брод, впереди их будет ещё несколько. Что ж, пока не так страшно. (Мой хороший знакомый через два месяца, в октябре, перешёл в этом месте Озёрную просто по камням, практически не замочив ног; но у них были другие трудности — здесь уже лежал снег, а на перевале его было около 30 см. Трудно сказать, что лучше…)

Мельников Сергей, В этом месте мы перешли вброд реку Озёрную. Течение сильное, глубина в центре чуть выше колена. Река течёт с ледника, размывая породу и приобретая цвет жидкого бетона

В этом месте мы перешли вброд реку Озёрную. Течение сильное, глубина в центре чуть выше колена. Река течёт с ледника, размывая породу и приобретая цвет жидкого бетона

Подходит время обеда. Есть, вроде бы, пока не очень хочется, но обед точно не помешает, да и передохнуть стоит. Дорога сейчас не очень круто идёт вверх, но идёт она всё же вверх и физическая усталость понемногу начинает накапливаться и ощущаться. Обед достаточно аскетичен — суп из пакетиков с сублиматами и чёрные сухари; желающим ещё лук и чеснок. Сколько помню, в походах такие супы всегда шли неплохо. Однажды я попробовал дома сделать такой суп, но дома есть его было, мягко говоря, невозможно. Вот что значит — время, место и обстоятельства.

 

Мельников Сергей, К перевалу Озёрный

К перевалу Озёрный

 

Мельников Сергей, К перевалу Озёрный

К перевалу Озёрный

 

Мельников Сергей, К перевалу Озёрный

К перевалу Озёрный

 

Мельников Сергей, К перевалу Озёрный

К перевалу Озёрный

 

Мельников Сергей, К перевалу Озёрный

К перевалу Озёрный

 

Мельников Сергей, Впереди Водораздельный хребет. Естественная граница Казахстана и Киргизии

Впереди Водораздельный хребет. Естественная граница Казахстана и Киргизии

Сил после обеда стало побольше и мы, не сказать, что очень быстро, но уверенно подходим к перевалу Озёрный — первому нашему перевалу на пути к Иссык-Кулю. Перед самым перевалом встречаем группу туристов из Москвы, которые щедро делятся с нами оставшимися у них неиспользованными газовыми баллончиками. Он уже заканчивают свой маршрут, им они уже не нужны. У нас запас достаточен, но дополнительное топливо в горах никогда лишним не будет.

Поговорили минут пятнадцать, обсудили маршруты и погоду. Что любопытно, в следующие дни мы встретили ещё несколько туристических групп, и все они были московскими. Популярен у москвичей Тянь-Шань.

Высота здесь уже выше 3000 м и природа становится суровее. Кустарника нет, склоны гор поросли травой вперемешку с каменными полянами и осыпями. Ещё выше — только камни и скалы. Вершины и склоны гор покрыты вечными снегами и ледниками. Солнце у нас за спиной, палитра цветов гор не очень разнообразна, но всё равно пейзажи вокруг живописные. Серые, бурые, зеленоватые и белые тона и всевозможные их оттенки на фоне голубого неба. Действительно, пёстрые горы — «Алатау».

Перевал Озёрный. Широкая — до 1 км — седловина на высоте 3600 м. Перевал некатегорийный (т.е для его одоления нужны только желание и физическая подготовка), с пологим подъёмом из долины реки Озёрной и в начале с пологим спуском в долину реки Чон-Кемин вдоль реки Кель-Алматы. Относительный подъём от Большого Алматинского озера 1000 м, относительный спуск к реке Чон-Кемин — 700 м. Перевал расположен на Водораздельным хребте (здесь же проходит и государственная граница между Казахстаном и Киргизией) между пиком Озёрный (4200 м) и пиком Кайрактас (3900 м). Считается, что здесь проходит самый удобный путь из Алматы в долину реки Чон-Кемин. Говорят, что когда-то здесь шёл караванный путь из Алматинской степи к озеру Иссык-Куль.

На перевале стоит указатель с названием перевала, высотой и указанием, что до Чон-Кемина остаётся ещё целых15 км. В это как-то поначалу не верится, поскольку долина Чон-Кемина уже видна, вроде бы рукой подать да два шага сделать. Но, как потом оказывается, дорога на крутом склоне долины делает такие серпантинные петли, что15 км легко набирается.

С перевала открывается замечательный вид на хребет Кунгей-Алатау (в другом написании — Кунгей-Алатоо) — второй основной хребет Северного Тянь-Шаня, южные склоны которого спускаются непосредственно к северному берегу Иссык-Куля. Но, несмотря на то, что формально географически до Иссык-Куля не так далеко, напрямую через Кунгей-Алатау нам здесь не пройти: неприступные высокие снежные горы пройти не дадут, нужно обходить.

«Кунгей-Алатау. Название горного хребта к югу от Заилийского Алатау … Из тюркского кунгей «солнечная (южная) сторона любой горы» и алатау. Хребет Кунгей-Алатау является северным обрамлением озера Иссык-Куль. Поэтому в слове кунгей отразилось положение горной цепи относительно озера (южный склон обращен к Иссык-Кулю)». [3]

Алатау и Алатоо. «Так ранее казахи и киргизы именовали высокие хребты Тянь-Шаня. Толкование этого оронима разноречиво. Обычно принято толковать его как «Пёстрые горы». Но известные учёные-топонимисты, такие как: С.Умурзаков, Т.Жанузаков, К.Конкобаев и Э.Мурзаев, допускают другую этимологическую версию. Они исходят из того, что в древнетюркских языках «ала» означало что-то большое, великое. Замечу, что в современном турецком языке «ала» означает высокие, более высокие. И ещё одна информация: близ Ферганской долины в древнетюркском языке «ала» осмысливалось как летние пастбища. С географических позиций это толкование звучит очень убедительно.» [5, с.20-21]

Мельников Сергей, Перевал Озёрный, впереди Киргизия, вид на хребет Кунгей-Алатоо

Перевал Озёрный, впереди Киргизия, вид на хребет Кунгей-Алатоо

 

Мельников Сергей, С перевала стекает масса ручьёв, вскоре собирающихся в реку Кель-Алматы

С перевала стекает масса ручьёв, вскоре собирающихся в реку Кель-Алматы

Южная сторона перевала Озёрный в отличие от северной стороны (откуда поднялись мы) рождает большое количество ручьёв, которые, широко разливаясь на перевале, вскоре собираются в реку Кель-Алматы, короткий, но стремительный приток Чон-Кемина. Тишина, обычно дополняемая только шорохом ветра, здесь наполняется шумом, журчанием и бульканьем бегущей воды.

Вступив на южный склон перевала Озёрный, мы пересекли государственную границу Казахстана и Киргизии. Покинули Казахстан, перешли в Киргизию. Здесь нет ни заставы (ни казахстанской, ни киргизской), ни пограничников. Пожалуй, впервые в жизни переходим границу нелегально. Даже если в данном случае виза и не нужна, теоретически, мы должны были кому-то показать наши документы. Но показывать здесь некому.

К Чон-Кемину можно спуститься двумя путями: по тропе вдоль левого склона долины реки Кель-Алматы или по дороге вдоль правого склона долины. По тропе короче, но по дороге удобнее. Мы выбрали дорогу, в т.ч. имея в виду и надвигающийся вечер. Темнеет здесь очень быстро, и спуск по крутой тропе в темноте может быть не очень приятным, если не сказать опасным. А нам ещё идти и идти. Сначала спуск довольно пологий, но через некоторое время дорога выходит на крутой склон и начинает большими петлям серпантина спускаться вниз. Этих петель много, очень много и, несмотря на то, что долина Чон-Кемина визуально близка, спуск к реке на фоне усталости целого ходового дня (да ещё первого дня) занимает много времени.

Вечереет, солнце клонится всё ниже и ниже, а нам ещё идти и идти до места ночёвки. Палатку поставить можно, только непосредственно спустившись к Чон-Кемину. На крутом склоне не поставишь, на дороге — как-то не очень здорово, да и воды здесь нет, вода есть только внизу. А ночь в этих южных местах наступает быстро и ночь очень тёмная. На одной из последних петель серпантина сверху присматриваем возможное место ночёвки и место схода с дороги. На нашу удачу в этом месте у дороги лежит большой камень, скорее даже, кусок скалы, мимо которого и в темноте пройти трудно. И уже почти в темноте доходим до высмотренного сверху места у Чон-Кемина, на берегу впадающего в него ручья. И в наступившей темноте, где с фонариком, а где и без него, просто на ощупь, ставим палатку и начинаем готовить ужин.

Мельников Сергей, Внизу - Чон-Кемин. Вечер

Внизу - Чон-Кемин. Вечер

Мельников Сергей, Долина Чон-Кемина. Последние лучи солнца

Долина Чон-Кемина. Последние лучи солнца

С наступлением темноты ощутимо холодает. Да и то сказать, высота здесь 3000 м. Это самая высокая моя ночёвка. Начинают мёрзнуть руки, надеваем на себя тёплые вещи. Но это ещё вполне терпимо. Мой знакомый, о котором я вспоминал выше, два месяца спустя ночевал примерно в этом же месте. Так у них вода в котелке покрывалась льдом уже через несколько минут. У нас такого ещё не было.

В темноте шумит невидимый Чон-Кемин. С ужином справляемся быстро. И надо бы ложиться спать, поскольку завтра лучше встать пораньше, лучше даже с рассветом, чтобы успеть как можно быстрее перейти вброд несколько притоков Чон-Кемина, пока тающие на солнце ледники не наполнили их водой. Но сразу уйти в палатку сложно, поскольку над нами — ЗВЁЗДНОЕ НЕБО. Словами описать это ЗВЁЗДНОЕ НЕБО практически невозможно. Жители городов совсем не смогут представить себе, что это такое. Сельские жители равнин смогут представить отдалённо. И только те, кто видел ЗВЁЗДНОЕ НЕБО в горах, знают это поистине мистическое НЕБО. Вокруг абсолютная темнота. И огромное количество ярчайших звёзд покрывает весь небосклон. Через всё небо широкой серебристой полосой проходит Млечный Путь. Горные хребты угадываются по границе между горящими звёздами и полным мраком. Ощущение жутко-мистически-восторжённое. Ты один на один с КОСМОСОМ, один на один с ВЕЧНЫМ…

Из книги А.Лебедева «Алтайскими тропами» [6]:

«Звёзды в представлении казахов. Казахи, долгое время жившие по лунному календарю, умели хорошо ориентироваться по звёздам. Вот несколько интересных легенд.

Полярная звезда — Тимер Казык («Железный кол») — возникла во время Великого Хаоса, потрясшего Вселенную. «Три года царил Хаос. Наверху была мгла, а внизу — прах. Звери, птицы и сыны человеческие сбивались с пути. Владыка неба — бог Тэнгри — решил покончить с Хаосом и вбил во Вселенную железный кол. Он закрепил Небо и Землю и стал осью мира, вокруг которого держат свой путь Луна и Солнце, звёзды и кометы. А конец посоха можно увидеть ночью на тёмном небе — это Полярная Звезда».

Большая Медведица (Жети каракши) издавна использовалась кочевниками в качестве ориентира наступления хозяйственных сезонов. Это созвездие никогда не заходит за горизонт и вращается вокруг Северного небесного полюса. Положение ковша последовательно меняется со сменой времён года. Летом он находится над Северным полюсом вверх дном; осенью ковш опущен вниз, а ручка вытянута вверх; зимой он расположен в самой низшей точке дном вниз; весной — дном вниз.

«В давние времена семеро разбойников (жети каракша) грабили торговые караваны. Собрался народ и решил наказать их. Но разбойники сумели убежать от преследователей на небо и превратились в звёзды Большой Медведицы. Три первых звезды Малой Медведицы — это аркан; остальные звёзды — это братья-батыры и их верные кони Акбозат («белый конь») и Кокбозат («сивый конь»), привязанные этим арканом к небесному колу — Полярной звезде. Семь воров всю ночь охотятся за ними хотят во что бы то ни стало украсть Акбозат и Кокбозат. Но зоркие братья-батыры не спускают со своих коней глаз. Когда наступает рассвет, семь воров скрываются».

Созвездие Плеяды. Это созвездие называют Уркер. В календаре казахов было 12 месяцев по 30 дней, остающиеся 5-6 дней назывались бесконак — «пять гостей». По местоположению Уркер на небе казахи определяли сроки выпаса, случки и окота животных, время перекочёвок и многие другие хозяйственные работы. В самый жаркий период года Уркер сначала находится рядом с горизонтом, а затем «опускается в подземный мир», т.е. уходит за горизонт. А зимой Уркер расположен в высшей точке звёздного мира. О созвездии существует такая легенда. «Давным-давно животные поймали Уркер, после чего на Земле установилось вечное тепло. Люди и животные благоденствовали. Уркер стерегли верблюд, лошадь, овца и корова. Наступила очередь козы. Животные предупредили её, чтобы она была внимательна, но коза отвлеклась, и Уркер вырвался из-под её копыта, разорвав его. С тех пор у козы раздвоенное копыто. Животные рассердились, и, когда Бог давал всем хвосты, попросили его дать козе самый никчёмный хвост. Поэтому Бог дал козе маленький хвостик. А освободившееся созвездие Уркер стало летать там, где ему хотелось. И с тех пор, как только Уркер приближается к Земле, наступают тёплые дни, а когда поднимается — приходит холод.

Созвездие Ориона с присущими ему тремя яркими звёздами называют Уш Аркар — «три каменных барана (архара)». Три менее яркие звезды — это Уш Мэргэн, т.е. «три охотника». Седьмая звезда называется Мултугнынг-агы — «ружейная пуля». Охотники на земле убивали слишком много животных. Архары пожаловались Богу, и Тот поднял их на небо. Но охотники отправились за ними по аркану.

Венера (Шолпан). Появление в зимнее время яркой Венеры на западе связывалось с поверьем, что будет тяжёлая зима с сильными морозами.

Сириус (Сумбуле). С восходом Сириуса (конец августа — начало сентября) казахи начинают стрижку овец. Они привязывают баранам и козлам-производителям набедренные фартуки, чтобы предотвратить случку.

Созвездие Пегас называют Тулпар (Толпар), т.е. «крылатый конь». Он рождён у истоков океана. Тулпар — полуконь, получеловек. Говорит человеческим языком. Ударом копыта Тулпар выбивает источник, воды которого дают силы богатырям и вдохновение певцам.

Млечный Путь называют Кус Жолы («птичья дорога»). Считается, что ночью во время перелётов птицы ориентируются по Млечному Пути.

Созвездие Весы именуют Таразы (Теразы), созвездие Близнецы — Босага, созвездие Льва— Камбар, созвездие Кассиопея — Каракурт.

Читайте продолжение в следующих выпусках блога…

Алматы — Иссык-Куль (День второй)

Алматы — Иссык-Куль (День третий)

Алматы — Иссык-Куль (День четвертый)

Понравился пост? Поставь свой Лайк!

Подпишитесь!

Закладка Постоянная ссылка.

12 комментариев: Алматы — Иссык-Куль (День первый)

  1. Алена пишет:

    Очень удачная фотография Большого Алматинского озера. Величественное зрелище. Сразу приходят мысли о вечности.

    • Сергей Мельников пишет:

      Алёна, Вы очень точно угадали настроение, когда присядешь на камень на горном склоне с видом на озеро и… так можно очень долго сидеть, буквально часами. И летом, и зимой. В тех местах есть ещё озёра, каждое по своему замечательное, и у каждого можно сидеть и думать о вечности. В горах как-то быстро уходит суета города.

  2. Андрей пишет:

    «Пока не втянулись, — тяжеловато, да и рюкзаки в начале похода ещё полны и как-то ещё не притёрлись к спине.» -обычно скорее спина притирается к рюкзаку !
    Хорошие фото! К автору-хотелось бы фото как переходили реку вброд, как усталые люди готовят ужин, или обед-это очень оживляет хороший очерк !

    • Сергей Мельников пишет:

      «обычно скорее спина притирается к рюкзаку» — может, и так. Главное, что наступает момент, когда спина и рюкзак приходят к какому-то обоюдному согласию :о)

      Фотографий бродов и у костра, к сожалению, нет. Группа была маленькая и на бродах просто некому было фотографировать, все были в «деле». А приготовление ужина я, честно сказать, и не снимал, мне это казалось неинтересным :о)

  3. Марина пишет:

    Страшно подумать, сколько км вы прошли в первый день? Если с п.Озерный до Чонг-Кемина 15 км спуска, а по карте только от границы БАО до перевала не меньше. И это вверх с набором 1000 м. И в первый день! И с полным рюкзаком!
    Монстры!!! (уважительно :))

  4. Антон пишет:

    Я хочу проехать на велосипеде этот маршрут. Единственное, что сдерживает, это нелегальный проход границы. Как потом выехать из Киргизии?

    • Сергей пишет:

      На велосипеде точно этот маршрут — наверное, не совсем удачное решение, поскольку от Чон-Кемина через перевал и сколько-то дальше велосипед нужно будет нести на себе.
      На велосипеде лучше (на мой взгляд) через перевал Кок-Айры — там можно везде ехать.
      Выезд из Киргизии. Это как ехать. Если обратно также — горными тропами — то также нелегально. Если через пограничные КП, то у Вас никто не будет спрашивать (думаю я, но это лучше проверить), как Вы попали в Киргизию, просто заполните миграционную карточку на КП и всё. Но — на всякий случай — мои сведения могут быть устаревшими — это лучше перепроверить, я там уже несколько лет не был.

  5. Замечательное путешествие, а учитывая, что это моя родина, было вдвойне приятнее читать и смотреть фотографии! Природа очень завораживает и восхищает, правда еще ни разу не останавливались в ущельях, но даже проезжая и наблюдая с окна автомобиля можно восхититься красотой и величием матушки-природы!!!))))

  6. Сергей пишет:

    Если Вы в Киргизии живёте, так Вам и карты в руки :о)
    Больше половины страны — горы, какие возможности!
    Обязательно выбирайтесь в горы, сейчас весна, скоро альпийские луга расцветут, это очень красиво.

    • Сергей, да, я живу в Бишкеке и мы регулярно выбираемся в горы, но вот отправится в длительное путешествие так и не удается, только несколько часовые выезды на природу, ну и летом выезды на нашу «жемчужины» — Иссык-куль. И вы совершенно правы, у нас потрясающей красоты природа!!!!))))

      • Сергей пишет:

        Викуля, длительное путешествие — будет желание, сходите. Возможностей у Вас — сколько сами захотите.
        У меня на работе был период, когда я два с половиной года прожил в Алматы. Исходил все близкие и не очень близкие (но не близкие пока не все :о)) окрестности Алматы и Иссык-Куля.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *