Алматы — Иссык-Куль (День третий)

Автор — Мельников Сергей

Продолжение, начало читайте

Алматы — Иссык-Куль (подготовка к маршруту)

Алматы — Иссык-Куль (День первый)

Алматы — Иссык-Куль (День второй)

Встали рано, до конца ещё не рассвело. Нужно позавтракать, собраться и выйти, чтобы успеть как можно раньше пройти ледник, подняться на перевал и спуститься вниз. Погода в горах утром, как правило, лучше и солнце ещё не успеет начать топить лёд.

Мельников Сергей, Вперёд, на ледник

Вперёд, на ледник

Мы вышли, когда наши коллеги из горной школы только собирались. Но им объективно сложнее, поскольку группа у них большая. Переменная облачность, за ночь низкие тёмные тучи разогнало, дождя нет. Отличная погода для преодоления перевала.

Выходим на ледник. Ледник состоит из смеси льда и камней и покрыт земельно-каменной пылью, которая при таянии ледника попадает в воду и именно эта взвесь делает реку текущим «жидким бетоном». Но нам она сейчас помогает идти, она вмёрзлась в лёд и благодаря ей нога стоит прочно и обувь не скользит при ходьбе.

Длина ледника Восточный Аксу — несколько километров. В целом он пологий, есть два чуть более крутых взлёта, принципиально не представляющих технической сложности. Есть и довольно глубокие трещины, но все они сейчас хорошо видны и прекрасно обходятся. Замыкается ледник зубчатой подковой хребта Терскей-Алатоо с чётко выделяющейся седловиной перевала Восточный Бозтери. Через этот перевал из долины Восточного Аксу самый короткий путь на Иссык-Куль. Но для нас этот перевал не проходим по его технической сложности. Нам, не доходя до конца ледника, нужно будет уйти влево по ходу движения на перевал Аксу Северный. Тропа на перевал видна чёткой ниткой по левому (по ходу движения) каменистому склону долины.

Увидев тропу, переходим с ледника на крутую мелкую осыпь склона.

Мельников Сергей, Чем не гриб подберёзовик? Только шляпка каменная, а ножка ледяная

Чем не гриб подберёзовик? Только шляпка каменная, а ножка ледяная

 

Мельников Сергей, Ледник Восточный Аксу

Ледник Восточный Аксу

 

Мельников Сергей, Ледник Восточный Аксу

Ледник Восточный Аксу

 

Мельников Сергей, Трещина

Трещина

 

Мельников Сергей, Ледник Восточный Аксу, вид назад

Ледник Восточный Аксу, вид назад

 

Мельников Сергей, Ледник Восточный Аксу, явно видно, что ледник «течёт»

Ледник Восточный Аксу, явно видно, что ледник «течёт»

 

Мельников Сергей, Ледник Восточный Аксу

Ледник Восточный Аксу

 

Мельников Сергей, Вид с ледника на долину реки Восточный Аксу

Вид с ледника на долину реки Восточный Аксу

 

Мельников Сергей, Впереди ледник заканчивается Подковой Аксу

Впереди ледник заканчивается Подковой Аксу

 

Мельников Сергей, Подъём на перевал. Где-то внизу остаётся озерко

Подъём на перевал. Где-то внизу остаётся озерко

Тропа на перевал поднимается по крутому склону каменной осыпи, то взлетая вверх, то идя относительно полого. Местами идётся легко, местами заставляешь себя не смотреть вниз, а смотреть только под ноги, только на тропу. Но ведь люди же здесь ходят, следом школьники пойдут, значит, и ты пройдёшь. В конце концов — всё в самом тебе, нужно преодолеть это психологический барьер боязни высоты. В голове звучит В.Высоцкий:

«Здесь вам не равнина — здесь климат иной.
Идут лавины одна за одной,
И здесь за камнепадом ревёт камнепад.
И можно свернуть, обрыв обогнуть…»
 

Но здесь некуда сворачивать и нечего огибать, тропа как раз идёт по самому оптимальному маршруту. Так что — вперёд. Не так уж страшен чёрт, как его малюют. Подъём оказался проще, чем думалось о нём накануне. И вот перевал.

Перевал Аксу Северный, высота 4150 м, категория 1А, расположен в хребте Кунгей-Алатоо и ведёт с ледника Восточный Аксу в долину реки Чон-Аксу. Это высшая точка нашего путешествия. Сам перевал представляет собой широкую седловину из мелких камней, в центре которой находится перевальный тур.

Мельников Сергей, Вид с перевал Аксу Северный на ледник Восточный Аксу. Отсюда мы пришли, тропа справа

Вид с перевал Аксу Северный на ледник Восточный Аксу. Отсюда мы пришли, тропа справа

 

Мельников Сергей, Вид с перевала Аксу Северный. А сюда нам нужно будет спускаться, тропа слева

Вид с перевала Аксу Северный. А сюда нам нужно будет спускаться, тропа слева

 

Мельников Сергей, Перевал Аксу Северный. Вид на ледник Восточный Аксу, бассейн Чон-Кемина

Перевал Аксу Северный. Вид на ледник Восточный Аксу, бассейн Чон-Кемина

 

Мельников Сергей, Перевал Аксу Северный. Вид на долину реки Чон-Аксу, бассейн Иссык-Куля

Перевал Аксу Северный. Вид на долину реки Чон-Аксу, бассейн Иссык-Куля

Перед нами и даже отчасти под нами с двух сторон перевала высокие горы, ледники и вечные снега. Вечная суровая красота и могущество.

И снова вспоминается Н.М.Пржевальский: «Между тем, охотник поднялся чуть ли не до вечных снегов. Дивная панорама гор, освещённых взошедшим солнцем, расстилается под его ногами. Забыты на время и яки, и куку-яманы. Весь поглощаешься созерцанием величественной картины. Легко, свободно сердцу на этой выси, на этих ступенях, ведущих в небу, лицом к лицу с грандиозною природою, вдали от всей суеты и скверны житейской. Хоть на минуты становишься действительно духовным существом, отрываешься от обыденных мелочных помыслов и стремлений…» [7, с.330]

И ещё: «Опередивши немного караван, я выбрал более открытое на перевале местечко и отсюда несколько минут пристально смотрел на великолепную панораму позади оставшихся гор. Оба хребта — Северно- и Южно-Тэтунгский — раскидывались передо мной и убегали вдаль на запад, теряясь в лёгком синеватом тумане, наполнявшем атмосферу. Невдалеке к северу высилась скалистая вершина Гаджура, не окутанная, против обыкновения, облаками. Внизу под самыми моими ногами темнело глубокое ущелье, а множество других ущелий, больших и малых, близких и далёких, бороздили горы, извиваясь во всевозможных направлениях.

Насколько хватало глаз, всё было перепутано, изломано, исковеркано… Там и сям, на общем зелёном фоне гор, выделялись более тёмные площади лесов и кустарников или голые желтовато-серые скалы. Любовались глаза, радовалось сердце. Но в то же время грустное чувство охватывало душу при мысли, что сейчас придётся надолго, быть может навсегда, расстаться со всеми этими прелестями. О! Сколько раз при своих путешествиях я был счастлив, взбираясь на высокие горные вершины! Сколько раз завидовал пролетавшему там мимо меня грифу, который может подняться ещё выше и созерцать панорамы, ещё более величественные! Лучшим делается человек при подобной обстановке; словно, поднимаясь в высь, он отрешается от своих мелких помыслов и страстей. И надолго, на целую жизнь, не забываются подобные счастливые минуты…» [7, с.689-690]

 На перевал мы поднялись при хорошей погоде, но вскоре наверху поднялся холодный пронизывающий насквозь ветер, что, в общем-то, обычно на перевале на такой высоте. Со стороны Чон-Кемина ветер стремительно надвигал чёрные тучи. По каменистым крутым тропам каменных склонов лучше идти без дождя и снега, поэтому мы, не сильно задерживаясь на перевале, полюбовавшись красотой горной страны и сделав достаточное количество фотографий, начали спускаться вниз в долину реки Чон-Аксу.

Чон-Аксу — на тюркском «Большой Аксу» или совсем дословно-формально «Большая белая вода». Истоки Чон-Аксу питаются тающими ледниками и вода в верховьях этой реки, точно также, как и вода Восточного Аксу, состоит из воды и серо-белесоватой взвеси каменной пыли. Постепенно она будет принимать в себя притоки с чистой прозрачной водой, т.е. ручьи и реки не ледникового происхождения, и постепенно вода будет становиться всё чище и чище.

Спуск с перевала идёт по тропе, идущей вниз вдоль довольно крутого склона каменистой осыпи, всё очень похоже на подъём, только сейчас вниз. Технически тропы подъёма и спуска с перевала мало отличаются друг от друга, но психологически спуск оказался гораздо проще подъёма. Тучи быстро успели переползти через перевал и мы оказались в облаке с накрапывающим дождём. Зато здесь не было пронизывающего холодного ветра, как на перевале. Да и дождливые тучи тоже вскоре ушли вниз по долине и над нами на какое-то время появилось голубое небо с небольшой облачностью. Довольно быстро появляются отдельная растительность среди камней, а впереди уже хороша видны тёмно-зелёные травянистые склоны. С этой стороны перевала климат явно теплее, нежели в долине Восточного Аксу.

Мельников Сергей, Перевал Аксу Северный позади. Оттуда мы спустились

Перевал Аксу Северный позади. Оттуда мы спустились

 

Мельников Сергей, Долина реки Чон-Аксу встретила нас тучами и непогодой

Долина реки Чон-Аксу встретила нас тучами и непогодой

 

Мельников Сергей, Верховья реки Чон-Аксу

Верховья реки Чон-Аксу

 

Мельников Сергей, Спуск в долину Чон-Аксу

Спуск в долину Чон-Аксу

 

Мельников Сергей, А это остаётся за спиной

А это остаётся за спиной

 

Мельников Сергей, На этих высотах (почти 4000) можно расти и на камнях

На этих высотах (почти 4000) можно расти и на камнях

 

Мельников Сергей, Ледниковые озёра выглядят без явных признаков жизни

Ледниковые озёра выглядят без явных признаков жизни

 

Мельников Сергей, Р.Чон-Аксу набирает силу

Р.Чон-Аксу набирает силу

Спустившись к реке, мы вброд перешли на правый берег. Чон-Аксу уверенно набирает силу, постепенно превращаясь в бурную горную реку с большим количеством воды и ниже перейти её будет уже проблематично. Да и тропа идёт по правому берегу. Здесь уже вовсю пасутся коровы, с интересом поднимающие головы, когда мы проходим мимо них.

Во время обеда пошёл дождь, меняясь с мелкого на ливень и снова переходя в мелкий. Вверху долины в стороне перевала засели тёмные почти чёрные тучи, сверкали молнии и гремел гром. Там идёт сильный дождь, а наверху, может быть, и снег. Как там наши вчерашние товарищи-туристы? Вышли ли на перевал? А если вышли, то где они сейчас, неужели под грозой и дождём? Попасть в грозу на перевале было бы очень неприятно. Надеемся, что у них всё нормально.

Мельников Сергей, Место брода через р.Чон-Аксу

Место брода через р.Чон-Аксу

 

Мельников Сергей, Чем не плантация мексиканских кактусов? Но это - Киргизия

Чем не плантация мексиканских кактусов? Но это - Киргизия

А мы спускаемся всё дальше и дальше вниз по реке Чон-Аксу по тропе, идущей по правому берегу долины. Тропа хорошая, временами пересекающая правые притоки Чон-Аксу, некоторые из которых удаётся перейти по камням, некоторые же приходится переходить вброд. Цель нашего пути — село Григорьевка на берегу Иссык-Куля. Впереди нас ждёт знаменитое Григорьевское ущелье, считающееся одной из природных достопримечательностей северного берега Иссык-Куля. Чёткого деления, где именно долина Чон-Аксу начинает называться Григорьевским ущельем, пожалуй, нет. Возможно, начиная с трёх больших озёр, которые нам ещё предстоит увидеть. Больших — потому что выше в долине Чон-Аксу есть ещё несколько небольших озёр, о которых обычно не упоминается в туристических путеводителях.

От истоков Чон-Аксу до Иссык-Куля около 40 км, долина Чон-Аксу идёт примерно параллельно берегу, т.ч. мы сейчас не приближаемся к озеру, а идём вдоль него. Слева от нас идёт хребет Кунгей-Алатоо. Сегодня до Иссык-Куля нам явно не дойти, наша задача на сегодня — дойти до границы леса, это вполне выполнимо.

Долина Чон-Аксу в своей средней части широкая, по обе стороны видны высокие снежные вершины. Всё больше встречается табунов лошадей, стада коров с пасущимися вместе с ними яками и отары овец.

Спустились до границы леса. Из-за Кунгей-Алатоо всё-таки натянуло низкие дождевые тучи. Тучи закрыли вершины гор, рассевшись на вершинах и верхах долин. Идёт дождь, то усиливаясь, то примолкая до мелкого. Сыро. Но нам это теперь не очень страшно, поскольку сейчас у нас основная трудность — идти вниз по долине. А какие это трудности, пусть даже и дождь. Это же горы, погода здесь меняется быстро.

Мельников Сергей, Долина реки становится всё шире, а горы всё ниже

Долина реки становится всё шире, а горы всё ниже

 

Мельников Сергей, Як очень интересуется проходящими мимо

Як очень интересуется проходящими мимо

 

Мельников Сергей, А долина становится всё населённее

А долина становится всё населённее

 

Мельников Сергей, Радуга. Добрый знак

Радуга. Добрый знак

 

Мельников Сергей, Начало леса в долине Чон-Аксу

Начало леса в долине Чон-Аксу

Дошли до юрты пастухов. После взаимного приветствия следует традиционный вопрос: «Кумыс не хотите?» Нет, кумыс мы сейчас не хотим. И погода не та, да и этот напиток своеобразный, видимо, нужно пить его с детства, чтобы к нему привыкнуть. За два с половиной года жизни в Алматы я так и не смог к нему привыкнуть, хотя пробовал привыкать много раз.

Кумыс (казахи и киргизы произносят кымыз) — это традиционный напиток тюркских народов, кисломолочный продукт из кобыльего молока с условной долей алкоголя. Имеет чётко выраженный резковатый вкус. На что похожий? Для европейца его сравнить не с чем, нужно пробовать. Как-то в Москве я пробовал кумыс московского производства, это совсем не то, ничего общего, кроме названия. Рецепт приготовления у каждого народа свой, немного отличающийся от других (во всяком случае, на вкус). Казахский кумыс, на мой вкус, резче кумыса, который делают киргизские пастухи. Мы нередко брали кумыс у пастухов-киргизов во время своих походов по горам, мне он нравился больше казахского. Но, конечно, это дело вкуса. Лично мне больше нравится кисломолочный напиток из верблюжьего молока — шубат.

С пастухами завязывается неспешный разговор: откуда, куда идёте, что там в горах? Оказывается, туристы тоже могут быть полезны пастухам и рассказать, что сейчас на перевале, что на той стороне, кто там сейчас, какие стада? Пастухи же не каждый раз поднимаются на перевал и нечасто бывают в долине Чон-Кемина.

— Пограничников встречали?

— Нет, никого там нет.

— А здесь есть, ниже в долине стоит застава, всех проверяют.

Это немного неожиданная и не очень приятная новость. Мы-то уже думали, что свои возможные пограничные проблемы оставили далеко позади в долине Чон-Кемина.

— Можем помочь. Сейчас у нас машина вниз пойдёт, в Григорьевку. Можем вас в кузове провезти. Недорого.

Мы сомневаемся, стоит ли? В конце концов, как-то договоримся с пограничниками, всё равно кому платить. А пограничников, может, и так пройдём.

Видя, что возможный заработок уплывает, в ход пущен более весомый аргумент:

— Пограничники могут отобрать фото и видео аппаратуру.

Думаем. Возможно, пастухи просто хотят подзаработать и пугают пограничниками. С другой стороны, а кто его знает? С аппаратурой совсем не хочется расставаться. Оно, конечно, всё сведётся к цене вопроса. Но какая она будет, эта цена? Принимаем предложение пастухов.

Старый, заслуженный, видавший, наверняка, ещё советские виды бортовой «ЗиЛ», без верха, просто борта увеличены набитыми досками. Загружаемся в кузов. Вместе с нами в кузове поедут две женщины, куча тюков и большие бидоны с молоком. Мужчины сели в кабину. В кузове грязно, на пол не сядешь, придётся стоять на ногах или сидеть на корточках. Ну, ничего.

Поехали. И сразу же пошёл ливень с молниями и раскатами грома прямо над головой. Чёрная-чёрная туча висит над нами, почти нас касаясь. Горные склоны долины сильно улучшают акустику и раскатистые удары грома слышатся даже не сверху, а вокруг. Можно не говорить, что вымокли мы сразу. Через день мы узнали, что эта гроза хорошо смотрелась с побережья Иссык-Куля: снежные пики закрыла чёрная туча, а во тьме постоянно сверкали молнии и доносились глухие раскаты грома. Духи гор показывали свою силу и удаль.

В кузове мотает здорово. В некоторых местах, когда дорога идёт вдоль самого берега Чон-Аксу, кузов сильно наклоняется в сторону бурлящей реки. От этого немножко не по себе, вот туда попасть не очень хотелось бы. Но шофёр бывалый, проезжаем без каких-либо проблем.

В какой-то момент из кабины следует команда:

— Туристы, пригнитесь. Погранзастава.

Садимся на корточки, за высокими бортами нас совсем не видно. В щели между бортовыми досками видны длинные брезентовые палатки и поднятый шлагбаум, людей нет. Но идёт такой ливень, что вряд ли кто захочет под него выйти и посмотреть на давно знакомый «ЗиЛ» местных пастухов. Была ли это действующая погранзастава, нет ли, мы так и не узнали. Но миновали это место без проблем.

Под ливнем мы миновали и озёра в верховьях Григорьевского ущелья. Но вскоре грозовую тучу выдуло из долины и она не спеша перевалилась за левый хребет. Солнце! Но очень сыро.

Решаем не ехать в Григорьевку, а переночевать в Григорьевском ущелье. С одной стороны, чуть больше будем в горах, с другой стороны, уже скоро вечер, мы можем оказаться перед фактом ночёвки на окраине села, а из общих соображений безопасности лучше этого не делать. Одно дело — пастухи в горах, другое дело — большое село. Отношение к туристам может быть иное и на всякий случай лучше перестраховаться.

Из машины мы вылезли перед самым началом собственно Григорьевского ущелья, где долина очень резко сужается, пологие травянистые склоны гор сменяются высокими отвесными утёсами и скалами, а набравший силу Чон-Аксу превращается в бешеную рвущуюся сквозь теснины ущелья полноводную горную реку.

Встали на самом берегу Чон-Аксу. Засыпали под низкий рокот горной реки…

Читайте продолжение в следующих выпусках блога…

Алматы — Иссык-Куль (День четвертый)

Понравился пост? Поставь свой Лайк!

Подпишитесь!

Закладка Постоянная ссылка.

2 комментария: Алматы — Иссык-Куль (День третий)

  1. Алена пишет:

    Ледники очень красивы, хотя и сурово выглядят. А вот местная флора и фауна — чрезвычайно милы. Растения — и впрямь вылитые кактусы. А у яков весьма добродушный вид, не знаю, так ли это в действительности:)

  2. Сергей Мельников пишет:

    Ледники в окружении снежных и скалистых гор ещё очень величественны, но, к сожалению, на фотографиях эту величественность не всегда удаётся показать.
    И ещё при солнце ледники не так сурово выглядят :о) Хотя, конечно, это уже мир высокогорья и он, действительно, суров.
    Алёна, за добродушноть того яка, который на фотографии не скажу :о) Но, вообще, из опыта общения с другими яками: с ними надо быть осторожнее, они более дикие и агрессивные звери, нежели коровы. И без особой необходимости лучше близко не подходить, особенно если есть телята.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *