И было в их жизни счастье: молодость и Великая Победа

Автор — Рябова Ольга

ПУТЕШЕСТВИЕ В ПРОШЛОЕ

Путешествие в прошлое — это интересное, познавательное, и, главное, нравственно значимое путешествие: погружение в историю, в прошлое своей страны, своей семьи, своих самых близких людей.

В этой работе я вспоминаю своего отца – ветерана Великой Отечественной войны Николая Федоровича Сухопутова. Осенью 1942 года начался его боевой путь, когда он шел с армией Рокоссовского через Калач к Сталинграду, а ему только что исполнилось 18 лет. Далее были Сталинградская битва, Курское сражение, Белоруссия, форсирование Днепра, Польша, форсирование Одера, Зееловские высоты, уличные бои в Берлине. Два года после этого он служил в Берлине, возможно, по этой причине не смог поучаствовать в параде Победы в Москве. Но ведь был еще парад Победы в Германии, и он принимал участие в этом параде!

Сухопутов Николай Федорович

Я много раз слушала рассказы моего отца о войне, первый раз записала некоторые из них 10 лет назад, когда отец был еще жив. Сейчас приближается 70-летие Победы, и я решила совершить новое путешествие в прошлое, возможно, что-то переосмыслить, ведь и я стала на 10 лет взрослее и, надеюсь, мудрее. Не буду описывать грандиозные битвы и сражения, для этого есть учебники и военные историки. Да и вряд ли мне удастся, воспроизводя по памяти с папиных слов отдельные эпизоды войны, построить строгое логическое повествование. Эти воспоминания состоят из отдельных новелл – рассказов, которые наводят меня на определенные размышления и выводы, которые я иногда обсуждаю со своим воображаемым читателем. Поэтому я выбрала для этого небольшого литературного произведения форму эссе. И самое главное: я пишу не о войне, а о людях на войне.

Сухопутов Николай Федорович

Непростой характер был у отца. Достаточно привести одну любопытную историю из его послевоенной жизни. После демобилизации из армии в 1947 году он много лет работал и учился, ведь за спиной у него была только семилетка. Отец окончил институт, когда ему было уже далеко за 30, и на тот момент у него было уже двое детей. При получении диплома отца вызвали в военкомат и сказали, что после окончания института ему присваивается звание младшего лейтенанта запаса. Отец категорически отказался, сказав, что войну он закончил сержантом, сержантом и останется.

Сухопутов Николай Федорович

Сухопутов Николай Федорович

Вот такой характер! Замечательные человеческие качества сочетались в нем: независимость и огромное и всепоглощающее чувство ответственности как в семье, так и на работе, привычка брать на себя самое тяжелое, не прятаться за спины других, не унижать людей, больше всего ценить и уважать в себе и в людях человеческое достоинство, дорожить своей честью. Это понятие — понятие чести — для него было святым. И когда я анализирую, как мог сформироваться такой характер у простого паренька, выросшего в маленькой деревушке, то не могу не вспомнить о его родителях и его детстве.

ОТЕЦ И МАТЬ

Я все-таки должна начать с детства. Мой отец, Николай Федорович, родился в живописной деревушке Копылово на высоком берегу Волги, между Угличем и Калязиным, где из воды поднимается некогда затопленная колокольня. Учился он в сельской школе, и меня всегда удивляло, какое прекрасное гуманитарное образование он получил: великолепное знание истории, имен полководцев, дат великих сражений. А литература! Он до последних дней своей жизни читал наизусть огромные отрывки из поэм А.Н.Некрасова – своего любимого поэта, стихи Пушкина и других. И огромная страсть к чтению (я об этом еще вспомню). Ни одного дня своей жизни он не проводил без книги. В то время уже со школы детей готовили к защите Родины. Отец хорошо стрелял, имел значок «Ворошиловский стрелок». Огромное влияние в детстве на него оказали, естественно, его родители. Его мать – Татьяна Петровна Сухопутова (в девичестве Царева) — очень красивая женщина, занималась крестьянской работой, растила детей, вела хозяйство. Она рано потеряла мужа, на руках у нее осталось пятеро детей, из мальчиков Николай был старшим. Один замечательный талант был у моей бабушки Татьяны Петровны и у ее родных сестер: они — потрясающе искусные рукодельницы, обладающие великолепным эстетическим вкусом. Достаточно сказать, что ее младшая сестра Мария Петровна Царева окончила Московское Строгановское училище. И их талант передался по наследству практически все дочерям и внучкам, в том числе и мне, за что я им очень благодарна.

Особенно важное влияние на воспитание сына оказал его отец – Сухопутов Федор Иванович. Все мужчины из рода Сухопутовых имели привилегию, дарованную им еще Екатериной Второй — служить только в гвардии. Ф.И. Сухопутов, хотя и был из крестьян, во время первой мировой войны дослужился до звания «унтерофицер», был Георгиевским кавалером, воевал в гражданскую войну, а в Краеведческом музее г. Калязина хранилась его сабля с дарственной надписью Буденного. Отец везде брал старшего сына с собой, учил его ориентироваться в лесу, плавать, стрелять, правильно распределять свои силы, учил выносливости и выдержке. Он готовил его ко взрослой самостоятельной жизни.

Сухопутов Федор Иванович и Сухопутов Николай Федорович

Приведу только один пример, но пример судьбоносный. Как–то поздним зимним вечером они возвращались домой из соседней деревни, шли через снежное поле, ружья у отца с собой не было. Вдруг появились два матерых волка. Что делать? Его отец тихо, не сбивая ритма шага, сказал сыну, чтобы тот не вздумал бежать, и ни в коем случае не оглядывался на волков. Так они и сделали, и хищники не осмелились напасть на них (и этих волков мы с вами еще вспомним). А на краю деревни оказалось несколько мужчин с ружьями, которые своими выстрелами помогли им. К сожалению, его отец рано умер, когда старшему сыну Николаю было только 10 лет, но он успел вложить в него качества настоящего мужчины.

ВОЕННЫЕ СБОРЫ. ПЕРВЫЙ БОЙ

То, что моему отцу в 1941 году было только 17 лет, и он не попал в страшную «мясорубку» самого начала войны, возможно, спасло ему жизнь. Перед отправкой на фронт он в течение нескольких месяцев находился на военных сборах в Угличе. Когда их учили стрелять, им выдали всего по 5(!) патронов. После двух первых выстрелов, когда он попал в «девятку», а потом в «восьмерку», инструктор подошел к нему и спросил: «Ворошиловский стрелок»? Когда отец ответил: «Да», командир попросил его отдать оставшиеся 3 патрона новобранцу, который совсем не умел стрелять. Отец отдал.

Мой отец часто вспоминал свой первый бой. Он признавался, что очень волновался и даже растерялся в первый момент, когда прямо перед ним оказался фашист. Представляете? Худенький неопытный 18-летний парнишка и матерый немец! Фриц пошел на него в рукопашную, и отец не сразу сообразил, что в бою можно (или нужно?) стрелять. Слава Богу, его винтовка оказалась заряжена. Со временем эта оторопь пропала, помог и многому научил Сталинград.

КАК ОТЕЦ ПОПАЛ В РАЗВЕДКУ

Большую часть своего боевого пути Николай Сухопутов прослужил разведчиком. Войну он закончил командиром отделения разведки в звании сержанта.

Было лето 1943 года. Их полк совершил марш-бросок более 30 км, солдаты очень устали и после ужина повалились спать. Остались дежурные и костровые. А папа накануне получил письмо от своей матери. Письмо было печальное, он расстроился, ему не спалось. Да еще с собой была интересная книга (помните страсть к чтению?). Он сидел у костра и читал. Подошел какой-то офицер, отец вскочил, доложил по форме. Тот спросил: «Костровой»? Когда узнал, что нет, спросил, почему не спит. Отец объяснил про письмо и книгу. Офицер поинтересовался его фамилией и ушел, а отец (ему же только 18 лет!) слегка заволновался. На следующий день его вызвали в штаб, там, среди офицеров, он узнал своего ночного знакомого. С ним долго беседовали, задавали разные вопросы, затем «пригласили» покататься на машине. Водитель долго петлял по пересеченной местности, затем офицер, сидевший там же, сказал, чтобы он показал дорогу назад. А что это ему после дремучих волжских лесов? Он безошибочно показал дорогу назад. В штабе ему сказали, что отмечают его устойчивую нервную систему, большую физическую выносливость, внимание, правдивость, умение ориентироваться на местности, и предложили служить в разведке. Папа согласился и написал соответствующее заявление (да, в разведке служили только по собственному желанию). Он достойно прошел этот опасный путь до конца войны. Его отделение разведчиков совершило 16 рейдов в тыл врага, выполняя самые различные, в том числе и диверсионные, задания.

КАК НАШ НИКОЛАЙ ФЕДОРОВИЧ БРОСИЛ КУРИТЬ

Это было одно из первых его заданий как разведчика: он со старшими бойцами вел наблюдение, находясь в нескольких метрах от немецкого объекта. И тут ему очень захотелось курить, а курил он, надо сказать, с восьми лет. У него стало першить в горле, и он почувствовал, что сейчас начнет кашлять. Что делать? Он стал есть землю, это подавило кашель. Когда они вернулись после выполнения задания, разведчики доложили командиру, что Сухопутов кашляет, когда хочет курить, и они с ним в разведку больше не пойдут. Перед отцом поставили условие: если хочешь служить в разведке – бросай курить. Не стоит говорить, каких усилий воли ему это стоило, целый месяц товарищи ходили за ним по пятам – контролировали. С тех пор он больше не курил.

ЕГО СПАСАЛ БОГ

Папа редко ходил в церковь, но он был глубоко верующим человеком, и Бог не раз спасал его. А как еще можно объяснить, что из многочисленных опасных ситуаций он выходил практически невредимым? Отец особенно часто любил рассказывать именно эту историю.

Во время военных сборов в Угличе ему приснился сон: красивая поляна, покрытая изумрудной травой и окаймленная деревьями. Во сне он слышит голос, который говорит ему, чтобы он никогда не заходил на эту поляну и «поступил бы наоборот». Он не смог тогда понять, что означали эти слова, но сон крепко врезался ему в память. Прошло два года. Разведчики уже под его командой возвращались из рейда по немецкому тылу, где они выполнили сложное задание – взорвали небольшой, но стратегически важный мост. Этот мост охранялся очень тщательно, с каждой стороны было по две будки с часовыми, которые менялись через строго определенные интервалы времени. Разведчики проявили выдержку, долго вели наблюдение, ждали, когда немцы расслабятся, потеряют бдительность, допустят ошибку. И дождались: к концу своего дежурства все четыре охранника собрались в одной будке поиграть в карты. Дальнейшее было уже делом техники. Но разведчики хорошо знают, что выполнить задание – это только половина, еще труднее вернуться к своим. И вот, когда они были уже довольно близко к линии фронта, на их пути оказалась живописная лесная поляна. И тут отец узнал ее – это была поляна из того сна. Здесь-то он и понял смысл тех слов, которые услышал два года назад. Они не вышли на эту поляну, и, подумав, отец скомандовал идти назад – глубоко в тыл к немцам (поступи наоборот!). Сделав большой крюк, они вышли к своим на другом участке фронта. Позже он узнал, что через несколько дней по их же заданию была отправлена другая группа разведчиков, которая вышла на ту самую поляну, где их ждала засада. Уцелело только два человека.

Их отправляли и на такие задания, из которых было мало шансов вернуться. Отец верил, что если бы его не берег Господь, вряд ли бы он выжил на войне. Достаточно сказать, что его мать получила на него две похоронки, дважды проводили отпевание.

СМЕКАЛКА И ОПЫТ СПАСАЛИ ТОЖЕ

Этот случай был уже на территории Польши. Во время боя отец сидел с биноклем на колокольне и по рации корректировал огонь нашей артиллерии. Но немцы, по-видимому, по бликам на бинокле засекли его. Начали стрелять по колокольне. Один снаряд взорвался на несколько метров выше него, через несколько секунд второй снаряд взорвался на несколько метров ниже. Понятно, что следующий снаряд будет его. Поскольку времени бежать вниз по лестнице не было, он сгруппировался и кубарем скатился вниз по лестнице. Действительно, третий снаряд угодил в то место, где он сидел.

БАТЯ

Это отдельный и очень важный рассказ. Папа всегда с особой теплотой вспоминал своего начальника разведки капитана Школьникова Алексея Моисеевича. Солдаты звали его Батя. Он не ходил с ребятами по немецким тылам, не считал танки, самолеты, пушки, не взрывал мосты, он разрабатывал операции. И здесь он был почти гений. За два года не погиб ни один разведчик по его вине, так как он обладал талантом по возможности все предусмотреть, досконально продумать, предвидеть, просчитать неожиданные обстоятельства. Ребята погибали из-за самодурства некоторых начальников, когда посылали в разведку наспех, не продумав и не подготовив операцию, или когда в ней не было никакого смысла или пользы, но кому-то надо было продемонстрировать власть.

У капитана А.М. Школьникова был еще один талант: он берег солдат, защищал их во всех ситуациях, а их было много, относился к ним как родной отец. Довольно частым было задание для разведчиков – длительное время вести наблюдение на каком-либо участке фронта. Зимой в мороз разведчикам приходилось подолгу лежать на снегу, и чтобы не замерзнуть, им положено было каждый час выпивать по 120 граммов водки, а если уходили в секрет на 6 часов, им выдавали 800 граммов водки. Когда разведчики возвращались, Батя заставлял их выпивать по целому котелку очень крепкого и сладкого чая, и съедать по тарелке наваристых щей (разведчиков очень хорошо кормили, отец даже признавался, что после голодного детства он впервые по настоящему наелся, когда стал служить в разведке). При этом А.М. Школьников им говорил: «Ребятки, я не хочу, чтобы после войны вы стали алкоголиками». Во время бомбежек Батя без устали рассказывал своим солдатам еврейские анекдоты, и молодые солдаты хохотали так, что не было слышно взрывов бомб и снарядов, и было не так страшно.

Но и мой отец однажды спас своего командира. Они вместе осматривали передний край, готовясь к очередной разведывательной операции. Перед ними было минное поле, и Батя едва не наступил на мину, но папа заметил ее чуть раньше командира, и успел повалить его на землю. А.М. Школьников помнил это до конца войны, в которой он остался жив.

ДОЛГ, РАЦИОНАЛИЗМ, ФИЛОСОФИЯ … ИЛИ ПРОСТО ХОЧЕТСЯ ЖИТЬ?

Однажды разведчики возвращались после выполнения задания, добыв очень важные сведения, и вдруг, на нейтральной полосе, они видят точно такую же разведгруппу фашистов, возвращавшихся к своим. Стали друг против друга, думают: нас семь человек, и их семь, у нас по автомату, у них по автомату, у нас по ножу и гранате, у них по ножу и гранате. В рукопашной не победить, в разведку слабых не брали, а если начнем стрелять, артиллерия с обеих сторон накроет всех сразу. Пока стояли и думали, немцы сделали шаг в сторону и пошли к своим. Наши тоже сделали шаг в сторону и пошли к своим. Школьникову доложили все как было. Но кто-то донес об этом случае в особый отдел. Моего отца как командира вызвали: почему не уничтожили немецкую разведгруппу? Чуть не попал в штрафбат, но Батя спас – отстоял, убедив особистов в том, что не было у разведчиков приказа уничтожить немецкую разведгруппу, и очень ценные разведданные они принесли перед наступлением наших войск.

МАРТЫНОВ

У папы были фронтовые друзья, с которыми он встречался и после войны. Но лучший друг бывает один. Лучшим другом Николая Сухопутова был Игорь Мартынов.

Игорь Мартынов

Игорь Мартынов

Он был немного старше отца, они служили вместе в разведке с 1943 года, дружили, встречались после войны редко, т.к. Игорь жил в Киеве, но регулярно переписывались. Игорь Мартынов свободно владел немецким языком, был смелым и хладнокровным разведчиком, но главное – был очень надежным и преданным другом. Мой отец был обязан ему жизнью. А было это так. В боях под Берлином на Зееловских высотах шел очень упорный бой за город Кюстрин. Когда взяли Кюстрин, командир обратил внимание на стоявший в отдалении одинокий дом, отцу и Игорю Мартынову приказали его проверить. Они обследовали весь дом и стали спускаться в подвал. Там оказался раненный в ногу немецкий солдат. Он поднял пистолет на уровень головы отца, но Игорь каким-то невозможным образом успел ударом руки отбить пистолет. Прогремел выстрел, папе пробило правое плечо ватника, сам он остался жив. Немец упал на пол и достал фотографию жены и двух дочерей, которые проживали в Берлине. Отец не смог убить фрица, т.к. он – русский солдат, они раненых и лежачих не добивали. Немца сдали на сборный пункт. Уже после подписания капитуляции Германии, находясь в Берлине, они посетили его семью и сообщили, что их отец и муж жив. Таким образом, благодаря своему другу, отец в который раз избежал смерти.

ПОСЛЕДНИЕ ДНИ ВОЙНЫ

Папа часто рассказывал о том, как много солдат погибло во время битвы за Берлин, особенно на Зееловских высотах и во время уличных боев в самом городе. Во время одного уличного боя было объявлено часовое перемирие, предстояли переговоры с фашистами. Нужно было протянуть линию связи, помочь связистам.

Большая площадь, с одной стороны наши, с другой – немцы. Как идти? Решили в полный рост, т.к. в течение часа не должны были стрелять, понадеялись, что немцы очень дисциплинированная нация. Отправились три человека, среди них – отец, он нес рацию на спине. Когда они достигли середины площади, раздалась автоматная очередь. Отец огляделся – он остался один, остальные впереди и сзади него лежали убитыми. Он подумал, подумал, повернулся, и спокойно, в полный рост, пошел назад (вспомнили волков в снежном поле?). Выстрелов больше не было. Когда он дошел до своих, то все удивились: рация, которая висела у него за спиной, была простреляна в нескольких местах.

МАЛЬЧИШКИ

Я опять возвращаюсь к мысли, какие эти солдаты были молодые! В сражениях они были солдатами, а в сущности были еще подростками. Мальчишки!

Солдаты

Солдаты

Солдаты

Солдаты

Солдаты

Солдаты

Солдаты

Солдаты

Солдаты

И только не закончившимся, резко оборвавшимся детством можно объяснить, как ночью, на спор, они переплывали в лодке на другую сторону реки, чтобы в саду, на немецкой стороне, набрать яблок и привезти их своим ребятам. И как ловили рыбу в реке, взрывая гранаты. Как это спровоцировало артиллерийскую стрельбу, и они снова чуть не попали в штрафбат. Опять спас Батя, который задал вопрос особистам: «А в разведку вместо них вы пойдете?» Но в звании их понизили.

Или как уже после войны молодые русские солдаты шутили с берлинцами, задавая им вопрос: «Wo ist Sabludstraβe?” (перевод — «Как пройти на Заблудштрассе?») . И немцы сильно задумывались, некоторые даже пытались объяснять, где эта улица. Потом они догадались заглянуть в словарь и тоже смеялись.

Рассказывал, как они в немецких кафе пили коньяк пивными кружками, как закрашивали свои седые волосы у немецких парикмахеров, щедро расплачиваясь тушенкой.

РАССКАЗЫВАТЬ МОЖНО ЕЩЕ ОЧЕНЬ ДОЛГО

Действительно, пересказывать его воспоминания можно бесконечно: как тонул поздней осенью в белорусском болоте, и после этого всю оставшуюся жизнь его ноги, как барометр, предсказывали погоду. И как поседел в 19 лет во время Курской битвы, когда чудом выскочил в числе нескольких сотен бойцов из «котла», который с двух сторон стала обстреливать артиллерия своих и противника. И как он видел, как маршал Рокоссовский отхлестывал плеткой наших солдат, устроивших пляску под гармошку в католическом костеле в Польше. И как издали видел маршала Жукова, который в полный рост ходил недалеко от передовой.

Он помнил и рассказывал такие истории, которые никогда не напечатают ни в одном учебнике. Например, в уличных боях в Берлине погибло очень много советских танкистов, т.к. их танки беспощадно жгли власовцы. Отец нам рассказывал, как танкисты, оставшиеся в живых, наказали пленных, отмстив за гибель своих боевых товарищей в последние дни войны. Но эти и другие подробности не для бумаги.

Отец не участвовал во взятии Рейхстага, их часть брала министерство пропаганды. Он участвовал в параде Победы в Берлине.

ПОСЛЕ ВОЙНЫ

Как я уже писала, мой отец еще два года после войны служил в Германии, а затем вернулся домой. Возвращаться было, в общем-то, некуда: его мать умерла, так и не дождавшись сына домой, младшего брата призвали в армию, младшая сестра уехала жить в литовский город Каунас к своей старшей замужней сестре Валентине, которая, кстати, тоже прошла всю войну, вместе со своим мужем.

Старшая сестра Валентина с мужем

Дом в деревне стоял пустой, а из всех мужчин деревни Копылово, призванных на фронт, вернулся только мой отец. Он переехал в Москву, где его на время приютила родная тетка, сестра его матери, потерявшая на войне единственного сына Юрия.

ГЛАВНОЕ, ЧТО ТЫ ЕСТЬ У МЕНЯ

Десять лет назад моя дочка Ольга, только что закончившая школу, показывала своему дедушке Коле видеофильм с «Последним звонком», школьные фотографии. Дедушка сказал ей, что очень рад, что она училась в такой прекрасной школе, он еще назвал ее дворцом, признался, что завидует ей, потому что вся жизнь у нее впереди, а у него позади. И был он при этом такой грустный… Мы с дочкой спросили его, а как он оценивает свою жизнь, какая она была у него? Он сказал, что непростая, но интересная, замечательная жизнь! И было в этой жизни все: война, победа, радость и горе, жена, которая всю жизнь была ему по сердцу, дети, внуки, интересная и ответственная работа, путешествия, малая и большая родина.

Родина… Вместе с миллионами других людей, честных и самоотверженных, он защищал ее. Они превратили разрушенную страну в великое, могучее государство. Именно их руками была создана та собственность (заводы, фабрики, электростанции и т.д.), которые, к сожалению, во время ельцинской смуты растащили по карманам современные «хозяева жизни». Слава Богу, в наше время ветеранам государство оказывает большое внимание и заботу, они получают достойные пенсии. Но сколько их осталось?

Победа

Победа

НО ВСЕ-ТАКИ У НИХ БЫЛО СЧАСТЬЕ: МОЛОДОСТЬ И ВЕЛИКАЯ ПОБЕДА!

Из архивов Н.Ф.Сухопутова

Документы Н.Ф.Сухопутова

Документы Н.Ф.Сухопутова

Документы Н.Ф.Сухопутова

Документы Н.Ф.Сухопутова

Документы Н.Ф.Сухопутова

Документы Н.Ф.Сухопутова

Документы Н.Ф.Сухопутова

Документы Н.Ф.Сухопутова

Документы Н.Ф.Сухопутова

Документы Н.Ф.Сухопутова

Документы Н.Ф.Сухопутова

Документы Н.Ф.Сухопутова

Читайте также

Ко дню Победы (по материалам газеты «Правда» за 1944 год)

Понравился пост? Поставь свой Лайк!

Подпишитесь!

Закладка Постоянная ссылка.

10 комментариев: И было в их жизни счастье: молодость и Великая Победа

  1. Ольга пишет:

    Очень сложно выразить словами те эмоции, которые пробуждает Ваш рассказ, Оль. Спасибо огромное! Мне Саша какие-то истории рассказывал, какие-то я узнала впервые, но это так ВАЖНО, тем более, что мне довелось знать дядю Колю, вернее, я была счастлива его знать.
    Обязательно посмотрим еще раз вместе с детьми. Я под очень сильным впечатлением, спасибо еще раз.

    • Ольга пишет:

      Оля! Спасибо за такое неравнодушное мнение. Я очень рада, что мне посчастливилось иметь такого отца, которому было, что рассказать, на каких примерах воспитывать своих дочерей и внуков. Спасибо за доброе и внимательное отношение! Привет Саше и детям!

  2. Валерий пишет:

    Какие богатыри были эти совсем юные юноши и девушки!!!

    • Ольга пишет:

      Согласна. Именно эту мысль я и хотела донести. Спасибо за комментарий!

  3. Роман пишет:

    СПАСИБО !!! НИЗКИЙ ПОКЛОН.

    • Ольга пишет:

      Спасибо Вам, что уделили время памяти моего отца, как памяти целого поколения, которое достойно этого низкого поклона!

  4. Надежда пишет:

    Ого, какие документы у вас сохранились древние и фотографии и в хорошем состоянии. У меня тоже деды были участниками войны, но как-то связь поколений прервалась. Хорошо что такие еще семьи есть, которые хранят память.

    • Ольга пишет:

      Отец сам очень аккуратно хранил эту документы, когда мы с сестрой их разбирали, сами удивились и расплакались. Спасибо за внимание и наилучшие пожелания вам!

  5. Наталья пишет:

    Действительно, эмоции через край! Огромное спасибо за статью! Этот так важно знать историю своей семьи — даже завидую Вам по хорошему! Мой дедушка был в эвакуации во время войны и рассказывал, как немецкие солдаты подкармливали наших русских детей сахаром! Это так не вязалось с нашим видением войны (как учили в школе)…

    • Ольга пишет:

      Я действительно старалась написать не о войне, а о людях на войне, с их эмоциями и чувствами. Люди всегда остаются людьми, трудно заглушить в них хорошее, вспомните тот же эпизод с немецкой разведкой. Спасибо за ваши добрые чувства и эмоции!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *