Израиль. Хайфа и Галилея — Рождественский Сочельник и обратный отсчет

Любовь Лаврова

Автор — Любовь Лаврова

Окончание, начало читайте:

Израиль. Хайфа и Галилея — из зимы в весну и обратно

Рождественский Сочельник

06 января – канун православного Рождества, Сочельник. Но мы вспомнили об этом только вечером, так как день был суматошным.

Как следует выспавшись, мы решили первым делом посетить ближайший музей. Вообще в Хайфе много музеев, посвященных самым разнообразным темам. Есть музей искусства имени Мане Каца (на вершине горы Кармель, недалеко от верхнего входа в Бахайские сады), есть музей нелегальной эмиграции, музей железной дороги и даже музей хлеба. Но мы выбрали тот, что был ближе всего к нашим апартаментам. Он был посвящен изобразительному искусству, а точнее – авангарду.

Израиль. Хайфа и Галилея - музей скульптуры

Бесплатный музей скульптуры. Это не тот, где мы были, но позволяет представить, как выглядят музеи в Хайфе

Увы, нас разочаровала как высокая цена (60 шекелей на двоих), так и неинтересная экспозиция. Вниманию посетителей предлагалась скромная по размерам выставка искусства современных израильских художников и их предшественников, творивших во второй половине 20-го века. Картины и инсталляции выглядели примитивно, зато были основаны на заумных концепциях, изложенных в пояснительном тексте, сопровождающем каждое произведение.

Работы художников отличались мрачным колоритом и оставляли тяжелое впечатление. Мы взяли с собой брошюрку о музее и распечатку с генеалогическим древом художников – схемой, кто у кого учился и кто чьи традиции продолжил в своем творчестве. Также мы сделали несколько снимков, которые говорят красноречивее любых слов. В общем «оманУт модернит» (т.е. современное искусство) нас неприятно поразило. Интересно, что, заучивая это слово на иврите, я для себя провела ассоциацию «оманУт – обманут». Так оно и вышло.

Израиль. Хайфа и Галилея - современное искусство

Израиль. Хайфа и Галилея - современное искусство

Израиль. Хайфа и Галилея  - современное искусство

Израиль. Хайфа и Галилея  - современное искусство

На выходе из музея побеседовали с охранниками о погоде. Они нас спросили, как там в России зима и снег. Мы им задали ответный вопрос, скоро ли выпадет снег в Израиле, как обещано в прогнозе погоды. В ожидании этого самого снега в местных газетах и новостях поднялась шумиха, или самый настоящий кипиш. Этим обстоятельством ловко пользовались сотрудники туриндустрии, сваливая все неурядицы на еще не выпавший, но ожидаемый снег. Так, например, якобы из-за грядущего снега в одном турагентстве нам объявили, что на ближайшие дни отменены все экскурсии. А мы как раз задались целью на оставшийся один день приобрести тур по Галилее.

Израиль. Хайфа и Галилея - Католический собор Св. Илии на фоне современного здания

Католический собор Св. Илии на фоне современного здания

Израиль. Хайфа и Галилея - здание театра в стиле типичной израильской современной архитектуры

Здание театра в стиле типичной израильской современной архитектуры

Погода и правда испортилась: набежали тучи, поднялся ветер, начал срываться крупный дождь. Затем пошел настоящий ливень, и мы скрылись от непогоды в ближайшем книжном магазине. Вот где я отвела душу и пообщалась с продавцом, применяя заученные фразы на иврите. Продавец оказался любезным и даже помог мне выбрать простые детские книжки.

Дело в том, что в иврите принято консонантное письмо, т.е. в словах пишутся только согласные буквы. Гласные буквы обозначаются точками над или под строкой, причем только в детских книжках и учебниках для иностранцев. Поэтому для изучения на первых порах рекомендуется покупать детские книжки. Как я говорю в таких случаях, «хитрые евреи спрятали в словах половину букв». Поэтому, если Вы видите сочетание букв, например, БЛК, то это может быть и «балык», и «булка», и «облако». И только из контекста можно понять, о чем идет речь.

Переждав дождь, мы продолжили прогулку, попутно купили восточные сладости в пластиковом лотке и свежую, красную, сочную и сладкую клубнику, которую потом не заметили, как съели. Мы заглянули в офисы нескольких турфирм, но оказалось, что они продают туры за рубеж и не занимаются поездками по Израилю. Вновь проходя мимо информационного центра для туристов, мы не поленились и заглянули в окошко, где накануне висела устрашающая табличка о ремонте. И, о чудо! – на этот раз офис выглядел вполне себе обитаемо. Мы зашли и увидели пожилую женщину с внешностью Голды Меир, с уложенными в прическу черными волосами с сединой. Она была словно немного удивлена нашему визиту, но благодушно выдала карту города и написала нам координаты агентства по продаже туров по Израилю. Схватив вожделенную бумажку с номером телефона, мы выбежали в дождь и ветер и принялись звонить в турагентство. За полчаса до закрытия мы примчались в их офис и оплатили-таки на завтрашний день экскурсию по Галилее. Миссия была выполнена, по крайней мере, так нам казалось на тот момент. Ведь назавтра нам предстояло осилить следующую часть увлекательного квеста под названием «Найди свой экскурсионный автобус».

Успокоенные, мы решили не останавливаться на достигнутом и отправились на автобусе на другой конец города в торговый центр «Гранд Каньон». По пути мы ориентировались частично с помощью русскоговорящих попутчиков, частично с помощью моих скромных познаний в иврите, которых хватило, чтобы разобрать названия остановок. «Гранд Каньон» по местным меркам крупный торговый центр. Ведь как нам гордо заявили прохожие, «в нем целых три этажа».

Благодаря нашей отзывчивой попутчице, женщине средних лет, мы без труда нашли его. Она рассказала нам, что сейчас зарабатывает мытьем полов, хотя на родине у нее было образование инженера. Но жизнью своей она довольна, и вид у нее действительно был благополучный.

По пути к торговому центру нам встретился огромный рекламный щит с надписью «Цуцик». Я сначала не поверила своим глазам, думала, ошиблась, читая на иврите. Но английская надпись ниже всё подтвердила. На рекламе был изображен радостный ползущий младенец, а магазин оказался чем-то наподобие нашего «Детского мира». Т.е. «цуцик» здесь — это не щенок, как у нас, а малыш, ребенок. Правда, муж сказал, что в его детстве так называли детей в Ростове-на-Дону. Вот такое интересное наблюдение.

Израиль. Хайфа и Галилея - ТЦ Гранд Каньон

Мы зашли в первый попавшийся магазин, где продавалась всевозможная кухонная утварь, продукты и приспособления для выпечки, а также восточные специи и сладости. Не успели мы восхититься этим изобилием, как к нам подошла продавец-консультант и начала угощать нас разнообразными ароматными смесями для чая и халвой. С ее легкой руки мы набрали всякой всячины. По пути к кассе мне приглянулся ярко-желтый жизнерадостный салатник в восточном стиле, и за все это добро мы отдали немалую сумму денег. Предупредительная кассирша сообщила нам, что цены за продукты указаны за сто грамм, что сигнализировало о завышенной цене, но мы не привыкли отступать и всё оплатили. Меня выручила предварительная языковая подготовка: я вовремя успела сказать «сакит» (т.е. пакет), когда мой хрупкий салатник пытались запихнуть в общий мешок со сладостями. Благодаря чему я получила отдельную упаковку для своей керамики.

Израиль. Хайфа и Галилея - сладости

Зато мы успели пообщаться с девушкой-консультантом, которая доверительно поделилась с нами тем, что она из Белоруссии, из Гомеля, жизнью в Израиле довольна, но и на родине у них тоже всё в порядке, а родственников она навещает не каждый год, потому что не всегда получается. Еще она сообщила нам, что летом в Израиле страшное пекло, без кондиционера вообще никак, и мы призадумались, стоит ли реализовать затею с поездкой туда в летний отпуск.

Далее мы бродили по этажам торгового центра, заглядывая то в один магазин, то в другой, пока не устали и не начали искать выход. Наша прежняя провожатая сказала нам, что из торгового центра имеется некий подземный выход, ведущий на противоположную сторону шоссе к автобусной остановке. Однако все двери, попадавшиеся нам по пути, были без каких-либо указателей или табличек, и внешне напоминали выходы в подсобные помещения. Помаявшись немного в лабиринте, мы вышли к дороге и перебежали ее поверху, дождавшись перерыва в движении машин. К ночи похолодало, я, как могла, куталась в куртку и шарф, сидя на металлической скамейке на остановке, да еще и надела перчатки и натянула капюшон, вызывая косые взгляды окружающих.

Подошедший автобус повез нас по знакомому маршруту обратно. За окном тянулись плохо освещенные улицы. Из-за неровного рельефа местности казалось, что дома построены криво или покосились, но скорее всего это было вызвано перепадами высоты. Несмотря на крутые повороты и темноту за окном, автобус лихо гнал на полной скорости. Мы проехали мимо знакомой площади поблизости от апартаментов и поспешно выскочили на остановке. Пришлось квартал возвращаться назад пешком. Последний рывок на подгибающихся от усталости ногах по улочкам, идущим в гору, несколько поворотов у знакомых домов в темноте, — и вот уже мы у заветной двери апартаментов. На одном усилии воли – на третий этаж (да-да, по-прежнему без лифта!), и можно поесть горячего, принять худо-бедно теплый душ в промерзшей ванной и завалиться спать.

За ужином мы вспомнили о том, что сегодня Сочельник и завтра Рождество, немного посмотрели богослужение по ТВ и репортаж в новостях о праздновании в Вифлееме под Иерусалимом. Мы – на Святой Земле, где две тысячи лет назад произошло знаменательное событие в истории человечества, в которое не верят иудеи и которое священно для христиан. Праздник одновременно и ощущается, и нет. Улицы и площади Хайфы кое-где украшены рождественскими елочками, светящимися в темноте, но в глухих переулках и темных дворах домов всё так же темно и пусто, как и было, наверное, две тысячи лет тому назад. Вот такой это праздник – Рождество, тихий, таинственный и торжественный одновременно.

Назавтра, в день Рождества, как подарок, нас ждет …

Галилея

Ночью с трудом засыпалось, и плохо спалось. Погода испортилась, поднялся сильный ветер, пошел ливень. От ветра хлипкие оконные стеклопакеты дребезжали, и это мешало заснуть. Утром тяжело было просыпаться и вставать, но так или иначе нам предстояла экскурсия.

Когда мы вышли на улицу, шел дождь, снова поднялся сильный ветер, который выворачивал наизнанку зонты и вырывал их из рук прохожих. На тротуарах и проезжей части всюду валялись истерзанные ветром и выброшенные хозяевами зонтики. Улицы были усеяны высохшими пальмовыми ветвями, вырванными ветром из кроны. Идти было неудобно, так как приходилось одновременно оглядываться по сторонам, переходя улицу, чтобы не попасть под машину, смотреть под ноги, чтобы не угодить в лужу, и при этом еще сверяться с картой и навигатором, чтобы не заблудиться.

Нам предстояло пройти по улице Дерех Яфе (еще одна улица со словом «красивый» в названии) до места, откуда нас должен был забрать экскурсионный автобус. Расстояние оказалось неожиданно далеким, время поджимало, и мы вприпрыжку бежали по лужам под дождем. Несколько раз мы звонили в турагентство, чтобы сверить координаты, однако сотрудница, которая накануне любезно приняла от нас оплату, теперь перестала быть любезной и заявила, что уже для нас сделала всё, что могла. Мысленно я почти попрощалась с Галилеей, но нам повезло. Выяснилось, что автобус сам опаздывает, а гид не может нам дозвониться, так как сотрудница неверно указала наш номер телефона.

В итоге мы заняли свои места в автобусе, отдышались и немного успокоились. Утренняя сонливость полностью рассеялась после интенсивной пробежки под дождем. Я была несказанно рада возможности спокойно посидеть и поглазеть в окно, так как после крутых подъемов и спусков вдоль горных улиц Хайфы у меня болели все мышцы, а походка стала как у смешного визиря из мультфильма про золотую антилопу. Пейзаж за окном, как ни странно, чем-то неуловимо напоминал подмосковное лето: сочной зеленью, сыростью и пасмурным небом. Если бы не холмистый рельеф, можно было бы и перепутать.

Первая остановка была в Назарете, городе, где вырос Иисус Христос. Сейчас это полностью арабский город, где живет 70% мусульман, а остальные 30% — арабы-христиане. Нам показали католический храм Благовещения Богородицы, построенный в 1969 году. Предположительно это место, где архангел Гавриил явился Деве Марии и сообщил ей благую весть о том, что она станет матерью Спасителя мира. На противоположном холме по преданию находилось жилище Иосифа Обручника, ставшего номинально мужем Девы Марии и отцом Иисуса в Его земной жизни.

Израиль. Хайфа и Галилея - храм Благовещения Назарет

Израиль. Хайфа и Галилея - храм Благовещения двор

Стены, окружающие двор, а также интерьер самого храма украшены яркими разноцветными панно, посвященными Богородице с Младенцем. Каждая страна по-своему представляет Деву Марию, поэтому на каких-то изображениях она похожа на японку, на каких-то на латино-американку и т.д.

Израиль. Хайфа и Галилея - панно Богородицы с Младенцем, Франция

Израиль. Хайфа и Галилея - панно Богородицы с Младенцем, Эквадор

Израиль. Хайфа и Галилея - панно Богородицы с Младенцем, Япония

Переходы внутри храма оформлены красочными витражами. Храм двухэтажный, между двумя уровнями в центре прорезано огромное отверстие в виде 14-конечной звезды.

Израиль. Хайфа и Галилея - статуя Девы Марии

Израиль. Хайфа и Галилея - алтарь храма Благовещения

На нижнем этаже устроен вертеп с фигурами Святого Семейства, волхвов с дарами, пастухов и животных.

Израиль. Хайфа и Галилея - вертеп

Наслаждаясь красотой убранства, мы нещадно мерзли. Я промочила ноги, хотя накануне те же кроссовки достойно выдержали дождь. А муж, как выяснилось, забыл, что привез с собой теплый свитер, и совершенно продрог в тонкой куртке. Поскольку в группе было двадцать два человека, приходилось ждать, пока все всё осмотрят и будут готовы идти дальше.

В одну из таких пауз мы услышали пение муэдзина в очередной намаз, а через 15 минут зазвучала мелодичная переливчатая музыка из христианского храма. Пожалуй, в этом впечатлении отразился весь Назарет в его современном виде.

Далее мы отправились к реке Иордан. Здесь во времена Христа крестил людей Иоанн Предтеча. Тогда омовение, или крещение, в водах реки Иордан означало покаяние, отказ от прежней жизни, очищение от грехов, готовность начать праведную жизнь. Сейчас здесь совершают омовение уже крещеные паломники, и проходят обряд крещения новообращенные. Увы, нас ждало сильное разочарование.

Приехав на место, мы увидели комплекс зданий, чем-то напоминающих спа на Мертвом море. Поскольку был не сезон, желающих совершить омовение практически не нашлось. Нам объяснили, что можно купить крестильные рубашки и окунуть их в воду, а затем высушить и использовать для лечения. Подойдя ближе к комплексу, мы почувствовали сильный запах канализации и застоявшейся воды. Сама река была буро-зеленого цвета, с мутной неподвижной водой.

Всё это никак не вязалось с оптимистичными фотопортретами, которые украшали интерьер сувенирного магазинчика поблизости. На снимках были изображены радостные паломники со священниками, которые стоят в сверкающей воде в кристально белых рубашках, улыбаются и выглядят одухотворенно. Замечу, однако, что все эти фотографии были черно-белыми, и, видимо, поэтому производили впечатление чистоты и незамутненности. Либо же мы приехали в плохую погоду и не в сезон, поэтому и застали совершенно иную картину.

Израиль. Хайфа и Галилея - у реки Иордан

Сделав несколько фотографий на память у реки, мы поспешили в сувенирный магазин, чтобы погреться и купить подарки близким. Чудо это или нет, но мне повезло: в контейнере с сувенирами я нашла новенькие теплые носки с символическим изображением карты Галилейского моря и реки Иордан. Я незамедлительно их приобрела и тут же надела, что заметно улучшило ситуацию с промокшими кроссовками. Вообще-то до сих пор мне ни разу не попадались носки в ассортименте сувенирных лавок какой-либо страны, так что считаю эту находку маленьким чудом или большим везением.

Совершив покупки, мы с мужем присели передохнуть на стульях в холле при магазинчике. Один стул с подушкой был полностью узурпирован бело-рыжим толстым и косматым котом. При попытке погладить его кот начинал капризничать, разевал пасть с острыми и крепкими клыками, недовольно вертел головой и брезгливо вылизывал шерсть в том месте, где его погладили. Для нас он явился своего рода олицетворением национального характера израильтян, которые сами называют себя «сабры». Как мы узнали, сабры – это кактусы, растущие в Израиле. Снаружи они покрыты колючками, а внутри – сладкая съедобная мякоть. Эти плоды продаются в обработанном виде, уже без колючек.

Израильтяне сравнивают себя с этими кактусами, намекая, что внешне они такие же суровые, резкие и колючие, но зато внутренне добрые и отзывчивые.

Израиль. Хайфа и Галилея - кот-сабр

От реки Иордан наш автобус направился к Генисаретскому озеру, или Галилейскому морю, как его называют из-за огромных размеров. Наш маршрут проходил недалеко от городка Цфат, одного из важнейших центров иудаизма. Нам не удалось познакомиться с городом поближе, так как мы только проехали мимо него. Но о нем стоит упомянуть хотя бы попутно, поскольку Цфат был одним из крупнейших мировых центров изучения каббалы. Это сложное учение, и нелегко объяснить его суть в нескольких словах. В частности, согласно ему считается, что каждая буква алфавита в иврите имеет цифровое значение, а сочетания букв в словах и фразах из священных текстов несут в себе глубинный смысл. Последователи этого учения занимаются вычислением гиматрий, т.е. числовых значений слов, и постигают с их помощью тайные смыслы священного писания, находя их связь с реальным окружающим миром. Также согласно каббале утверждается, что даже само начертание букв неслучайно и что каждый изгиб в написании буквы несет в себе смысл.

Конечно, это серьезное и сложное религиозное направление, и о нем не расскажешь в двух словах, но общая идея звучит завораживающее. А тем путешественникам, которые далеки от религиозных вопросов, будет интересно узнать, что Цфат знаменит еще и мастерскими художников и магазинами, где продаются различные произведения искусства.
Еще с Генисаретским озером связано имя израильской поэтессы Рахель, чья судьба сложилась трагически. Было интересно узнать о ней из нашей небольшой обзорной экскурсии.

Вот такая высокая концентрация культурных и исторических сведений на небольшой участок земли!

Поскольку наша поездка занимала весь день, мы уже успели довольно много увидеть, и наступило время долгожданного перерыва на обед, который состоялся в скромном кафе на самом берегу Генисаретского озера. Несмотря на аскетичную обстановку и простой набор блюд, я была рада наконец поесть хотя бы куриное мясо, а не надоевшую колбасу, сосиски, яйца и быстрорастворимый суп.

К концу обеда разыгралась нешуточная гроза: сгустились тучи, засверкала молния во всё небо, раздался оглушительный треск грозовых разрядов, и полило так, словно разверзлись все хляби небесные. На израильской земле даже простые природные явления приобретают поистине библейский размах. Вода в озере волновалась и бурлила. Когда буря немного успокоилась, можно было различить два оттенка воды: темно-синий и бирюзово-голубой. Подойти к кромке озера было невозможно, так как земля раскисла из-за дождя, превратившись в грязное месиво.

У Генисаретского озера легче представить себе евангельские события: усмирение бури, хождение по воде, чудесный лов рыбы и другие. Здесь сохранилась первозданная природа, возможно, почти такая же, как во времена Христа. И, наоборот, в Назарете, в окружении домов и магазинов мне было трудно вызвать в своем воображении события евангельской истории. Всё заслоняет собой современная застройка, и связь с прошлым теряется.

Заключительной частью нашей поездки стало посещение греко-православного храма 12-ти апостолов в Капернауме. Это красивый собор кремового цвета с яркими малиновыми куполами. Хотя мы остановились там совсем ненадолго, успели почувствовать благодатную атмосферу этого места. Храм занимает небольшую, но продуманно спланированную территорию. У дорожки, ведущей к храму, за сеткой виднеется сад, где разгуливают два павлина с сине-зеленым оперением и длинными хвостами. За садом – беседка с естественным навесом под кроной дерева с толстыми и густыми ветвями. Перпендикулярно к беседке – небольшая площадка с длинным мраморным столом и скамьями, с видом прямо на озеро. Несмотря на непогоду, ощущалась атмосфера величия, торжественности и умиротворения.

Израиль. Хайфа и Галилея - музей церковь 12-ти апостолов

Израиль. Хайфа и Галилея - павлины

Церковь внутри небольшая, с иконами и росписями. Густой аромат восковых свечей. На аналое икона, вышитая бисером. У входа в алтарь – чтимая чудотворная икона Богородицы, украшенная многочисленными дарами паломников – нитками бус и драгоценностями. В такой обстановке всегда становится жаль, что невозможно сосредоточиться и подумать о чем-то личном и серьезном, давит экскурсионная спешка. Но ничего не поделаешь.

В церковной лавке мне приглянулся бумажный календарь на этот год с прекрасным видом храма. Очередь была небольшой по числу людей, но бесконечной по времени из-за бестолковых расспросов и суеты экскурсантов. Пока все толпились у лавки, показался священник в черных одеждах, в головном уборе с плоским верхом, типичном для греческих священнослужителей. По словам экскурсовода, это был отец Иринарх, благодаря которому храм приобрел такой ухоженный вид.

С заветным календарем вернулась в автобус. Удалось задремать, плавный ход автобуса убаюкивал. Но тут с новой силой разыгралась стихия: засверкали молнии, по стеклам и крыше застучал град. Белыми зернами засыпало дорогу. Позже в новостях передали, что непогода оставила некоторые районы без электричества.

Вечером того же дня напоследок мы заглянули на железнодорожный вокзал посмотреть расписание поездов в аэропорт на день отъезда. С помощью пожилой русскоязычной пары мы с трудом разобрались в хитроумном расписании, написанном, как и всё на иврите, справа налево. Вот мы уже в апартаментах, и – пора паковать чемоданы!

Обратный отсчет

Наступил день отъезда. Как всегда, утром не хотелось вставать, но грела мысль о возвращении домой. Наскоро позавтракали, и начался наш обратный путь. Сгрузились с чемоданами с 3-го этажа без лифта, я вернула Эрецу ключи, поблагодарила его и попрощалась.

Погода была переменчивая: то дождь, то облака. Когда мы вышли на улицу, начался сильный дождь. Накануне мы взяли визитку у водителя такси рядом с вокзалом, но он подвел нас и не ответил на звонок. Я понадеялась, что он нас не подведет, раз уж его зовут Элиас, т.е. Илья. Ведь с именем пророка Илии связана пещера в горе Кармель в Хайфе, место поклонения последователей трех религий. Но связь имен оказалась эфемерной, и надежды не оправдались. Пройдя немного по улице, поймали такси. При посадке водитель назвал цену в 25 шекелей, но по мере приближения к вокзалу цена без счетчика выросла до 35 шекелей. Не было времени на споры, и мы поспешили в здание вокзала. Молниеносно купили билет и как раз успели на подошедшей поезд.

В вагоне было свободно, мы сели. Дорога долго тянулась вдоль моря, я наблюдала из окна за вспененными волнами. Вода была непрозрачного матового цвета, как лунный камень или как бледная бирюза. Вдоль дороги – зеленые мандариновые рощи с оранжевыми плодами.

Проезжали через центр Тель-Авива мимо трех башен-небоскребов, символической визитной карточки города: одна башня – цилиндр, одна – четырехгранная призма и одна –трехгранная призма, т.е. круг, квадрат и треугольник в поперечном сечении. Видели знакомое здание тель-авивского университета с изогнутой белой крышей, похожей на лист бумаги. И, наконец, пересадка в аэропорт.

Осталось пройти контроль безопасности, сдачу багажа и паспортный контроль и можно потратить оставшиеся шекели и сделать покупки в дьюти-фри. В кафе взяли два великолепных капучино с прилагающимися к ним шоколадками, кофе прогнал остатки сна. Прошлись по магазинам, напоследок я заглянула в вожделенный книжный «Стимацки». Это распространенная сеть книжных в Израиле, куда я мечтала зайти, но это не удалось сделать в Хайфе. Так что я была рада найти магазин в аэропорту. Приобрела там сборник рассказов канадской писательницы Элис Монро, нобелевской лауреатки. К слову, чтение оказалось жутко скучным, занудным и депрессивным, хотя книга называлась «Слишком много счастья».

Вспомнила сценку на паспортном контроле: впереди в очереди стоят несколько религиозных евреев – молодой, среднего возраста и один совсем старый. С пейсами, в шляпах, в черных сюртуках. За самым старым евреем пытается пробиться без очереди местная дама средних лет, некрасивая, но ярко накрашенная, претенциозно одетая и невероятно нахальная. Она объясняет старику, что якобы ее ждет впереди человек и поэтому ей нужно срочно пройти. Старик, видимо, разгадав ее маневр, не поведя и бровью, спокойно, с достоинством, не повышая голоса, указывает ей на соседнюю очередь и говорит, что пройти можно вон там. Дама кипятится, спорит, доказывает и настаивает, но всё напрасно. Старик снова тихо и со скрытой усмешкой указывает ей на очередь рядом. Обмен репликами в таком духе продолжается еще какое-то время, более молодые евреи начинают флегматично оглядываться на даму, и она вынуждена ретироваться. Наблюдая за этой сценой, я подумала, что, наверное, в израильском обществе такие религиозные патриархи, пожалуй, единственные, кто может противостоять взрывному и напористому темпераменту своих соотечественников.

Время до посадки пролетело незаметно, и мы вскоре оказались у нашего выхода. Пока мы ждали в небольшой очереди, я взглянула в окно и неожиданно увидела широкую и яркую радугу. Хороший знак. В иудаизме есть молитва, посвященная радуге. Она считается символом завета, т.е. договора или союза, между Богом и человеком, который был заключен после окончания всемирного потопа. Тогда Бог обещал больше не уничтожать человеческий род. Израиль словно посылал нам на прощание свою приветливую улыбку.

Вместо послесловия

Я боюсь летать на самолетах и, чтобы справиться со своим страхом, во время полета продолжаю вести записи о путешествии. Получается немного сумбурно, но отражает калейдоскоп полученных впечатлений, которыми не удалось поделиться в ходе рассказа.

Размышляя о прошедшей поездке, я подумала, что она оставила впечатление непрерывного кипения гротескной и словно опереточной жизни. В Израиле всё в двойной или тройной концентрации: если речь идет о человеческих чувствах и эмоциях, то это накал страстей, если о погоде – то это бушующая стихия. Как в театре, здесь многие примеряют маски и прикидываются не теми, кто они есть на самом деле. В зависимости от ситуации и настроения скрывают свою национальную принадлежность и знание языка, при необходимости показывая то, что выгодно в данный момент. Здесь масса колоритных персонажей: начиная от ортодоксальных евреев, заканчивая разношерстной толпой репатриантов. Жизнь напоминает рождественскую пьесу, разыгранную детьми: все нарядились в плащи из простыней, накрутили на голову тюрбаны из полотенец, всё ненастоящее, но всем очень весело.

Вспоминаю, как любопытно было читать местные газеты на русском языке. Это гремучая смесь статей на самые разнообразные темы. Здесь и международная политика со взглядом на события под острым ближневосточным углом, и заметки криминальной хроники, и невероятные факты, достойные наижелтейшей прессы, и познавательные исторические хроники, и местечковые анекдоты, и даже задачки судоку в виде шестиконечной звезды Давида, опубликованные под девизом «Наш ответ японцам» (!). Страницы с объявлениями – это вообще песня. Здесь целые судьбы: поиск давно потерянных и потерявшихся родных и друзей, знакомства и устройство хронически неустроенной личной жизни, продажа всякой-всячины за бесценок и многое-многое другое.

Подводя итоги, могу сказать, что поездка удалась. Мы проявили себя как отважные и неутомимые путешественники и ревностные паломники. Мы терпели дождь и холод, проявляли чудеса сообразительности, ориентировались на местности и жили в почти спартанских условиях (особенно если сравнивать с 4-х и 5-ти звездочными отелями, к которым быстро привыкаешь, как ко всему хорошему). Мы штурмовали гору Кармель, пусть и всего лишь на метро, мы исходили вдоль и поперек Бахайские сады и улочки Хайфы, забирались на самую окраину города и возвращались оттуда домой. Мы общались с самыми разными людьми на русском, английском и даже немного на иврите. Мы наблюдали жителей и их нравы. Знакомились с современным искусством и лакомились свежими овощами и фруктами. Дышали чистейшим свежим воздухом и видели Генисаретское озеро в грозу. Мы многое успели всего лишь за пять дней поездки и вернулись домой, получив хорошую встряску от каждодневной рутины московского быта.

Из теплой и дождливой Хайфы мы приехали в морозную Москву, где нас ждали Святки и Старый Новый Год. Мы убедились, что мир столь же многообразен, сколь и един. Еврейский писатель Шолом Алейхем в одной из своих книг цитирует еврейскую мудрость: «Перемена места – перемена счастья». Так вот, в завершение своего рассказа я желаю, чтобы в наступившем году у нас было много замечательных путешествий, и пусть каждая перемена места будет удачной и счастливой!

Читайте также

Другие статьи Любови Лавровой

Любовь Лаврова – преподаватель английского и немецкого языка

Любовь Лаврова, Израиль

Понравился пост? Поставь свой Лайк!

Подпишитесь!

Закладка Постоянная ссылка.

12 комментариев: Израиль. Хайфа и Галилея — Рождественский Сочельник и обратный отсчет

  1. Наталия пишет:

    Любаша, какой чудесный рассказ о путешествии в Хайфу. Сколько ярких впечатлений, написанных красиво, хорошим русским языком. Сколько самобытных образных сравнений. Прочитала все на одном дыхании. Спасибо.

    • Любовь Лаврова пишет:

      Большое спасибо, мне очень приятно! Поездка в Израиль настолько вдохновляет, что потом легко и радостно делиться своими впечатлениями.

  2. Надежда пишет:

    Я тоже боюсь летать на самолетах, но что же делать, летать то надо. Я читаю любовные детективы, очень отвлекает. Интересное путешествие, но очень уж напряженный темп, мне показалось, я так бы не смогла. Вы молодец!

    • Любовь Лаврова пишет:

      Да, я сама не ожидала, что поездка будет такой насыщенной. Но как раз от такого незнания иногда получаются вполне успешные результаты, как ни парадоксально.
      Однажды из-за боязни самолетов мы с мужем предприняли путешествие на поезде по моему настоянию. Как-нибудь напишу, что из этого вышло.

  3. Алена пишет:

    Люба, а как местные товарищи реагировали на выставку авангарда?

    • Любовь Лаврова пишет:

      Алена, мы были практически одни в музее, не считая нескольких охранников. Это была постоянная экспозиция, как я поняла, а не временная выставка. Плюс был рабочий день. Но скорее всего это искусство у местных тоже интереса не вызывает.
      Тем более жаль, потому что музей оборудован по последнему слову современности: там и инсталляции, и трансляции видео и аудио на экране, и пояснительные тексты, сопровождающие картины и фото, и отдельная комната с библиотекой, столами и стульями для осмысления увиденного.
      Но всё вместе как-то нас не зацепило.

      • Алена пишет:

        Да, в общем, и у нас такая же картина. Меня всякий раз в подобных случаях посещает мысль: вашу бы, господа устроители, энергию, да в мирное русло!

        • Любовь Лаврова пишет:

          Это точно, соглашусь! Возможно, в других музеях иная ситуация. Интерес в первую очередь зависит от тематики и содержания выставки, а всякие технические прибамбасы уже вторичны. Например, в музее Диаспоры в Тель-Авиве была очень интересная экспозиция, как постоянная, посвященная истории еврейского народа, так и временная — на тему свадебных платьев от местных дизайнеров. Там тоже с техническим оснащением было всё на высшем уровне, и поскольку тема была интересная, то мы осматривали всё с толпами ортодоксальных семей. Ещё и с Песахом совпало, для нас это была живая выставка на выставке. Я об этом в предыдущих рассказах писала. Такие впечатления не забываются.

  4. Гульнара пишет:

    Замечательные путевые заметки, познавательные. Как говорится, деньги надо вкладывать в воспоминания… Об Израиле )) Опять хочется туда, только все-таки в более уютный сезон

    • Любовь Лаврова пишет:

      Гульнара, спасибо! Да, Израиль того стоит. Вообще там лучше всего весной, с середины марта до начала мая, потом начинается жара. Но зима как раз хороша для экскурсий.

  5. Алена пишет:

    Люба, а вот на той фотографии, где специи и сладости — вопрос: во-первых, было ли что-то совсем новое и незнакомое, чего у нас вообще нет; во-вторых, знакомое — такое же на вкус, как и у нас или другое? Фотография очень яркая и появляется сразу много вопросов типа «с чем это едят?»

  6. Любовь Лаврова пишет:

    Из того, что нам удалось попробовать, новыми были смеси для чая. Это не чай-заварка, а смесь из кусочков сухофруктов, цукатов и пряностей, которую можно класть в заваренный чай и потом есть. Также эти смеси кладут в пироги и прочую выпечку. Нам их давали попробовать в сыром виде, без чая. На вкус они довольно приторные, сладкие и некоторые терпкие. Так что экзотично было. Дома с чаем очень вкусно, только они дорогие.
    Из знакомого была свежайшая халва: вкусная, маслянистая. рассыпчатая и плотная одновременно. С различными добавками: фисташками и другими орехами, какао, шоколадом.
    Сестре я привезла финики, я сама не любитель, а она наоборот их любит. Говорит, что они более свежие, сладкие и вкусные, чем те, что продаются у нас в Москве.
    А так на фото еще и обычные цукаты и сухофрукты, которые продаются и у нас. На вид такие же, но мы не пробовали.
    Конечно, это далеко не полный список, просто не удалось всё попробовать. Разнообразие такое, что видит око, да зуб неймёт.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *