Путешествие в монтажный мир. Монтаж как инструмент лжи

Не кочегары мы, не плотники,
Но сожалений горьких нет, как нет.
А мы монтажники, высотники,
И с высоты вам шлем привет.

 Песня из кинофильма «Высота»

Отличная песня, но речь пойдет о другом монтаже – о том, который применяется при изготовлении фильмов.

Чем более неочевидная тема, тем сильнее хочется в ней разобраться.
Основной вопрос, на который для начала надо ответить – что является элементом монтажа?

Основатель русской школы кино Лев Кулешов считает, что элементом монтажа является кадр. Это хорошо объясняется в т.н. «Эффекте Кулешова».

С точки зрения нашего известного режиссера Сергея Эйзенштейна, автора «Броненосец Потемкин» — это аттракцион, т.е. нечто, что не отпускает нас и создает напряжение, которое направлено на манипуляцию зрительским восприятием.

Для известного советского режиссера Дзиги Вертова элемент монтажа или единственный принцип монтажа — это «движение», момент, когда вещь меняется, прежде чем успевает обрести значение. Движение является бОльшим сигналом, чем тот смысл, которое это движение передает.

Монтаж активно используется для целей манипуляции.
По телевидению мы видим явно оценочную характеристику событий – и все это происходит в одном звуковом ряду. За примерами далеко ходить не надо – просто включите любую новостную программу.
Эйзенштейн – первый идеолог зомбирования. В фильме должны существовать элементы, не отпускающие нас (фасцинация). В данном случае, это шокирующие сигналы, многие из которых как раз успешно применяются в технологиях зомбирования. И особенно в ситуациях массового зомбирования.

На шоковые сцены в кинофильмах еще тогда, когда кинематограф только появился, люди ходили десятки раз. Иногда из-за одного-единственного эпизода. Эйзенштейн создал кинообразы-фасцинации, например, знаменитая сцена лестницы и ребенка в «Броненосце “Потемкин”».

Броненосец Потемкин

Вот пример неожиданности из того же фильма, когда показан крупным планом злодей, вооруженный медным кастетом, ударяющий прямо в объектив кулаком, что заставляет аудиторию вскакивать с мест…

Вернемся к «Эффекту Кулешова». Он снял кинозвезду 1910 — 1920 -х годов прошлого века Ивана Мозжухина, где актёр не делает ничего – просто сидит и смотрит в камеру. После чего построил последовательность таким образом, что сначала показывают Мозжухина, потом тарелку супа, потом опять Мозжухина и умершего ребенка, затем опять тот же кадр с Мозжухиным, после чего – красивую женщину.
Что мы видим? Содержание последующего кадра способно полностью изменить смысл кадра предыдущего! И это начало прошлого века!
А теперь опять посмотрите новости по телевизору.

Вертов – это совершенно отдельная история. Он был совершенно искренне предан коммунистическим идеям и считал, что человеческий глаз разучился видеть правду, он видит только идеологию. Поэтому он показывал свою киноправду и считал, что при помощи монтажа можно из документальных снимков создавать новое время и новое пространство.

Таким образом, на примере наших классиков мы видим, что монтаж перестает быть чисто техническим средством. Он полностью меняет чувство восприятия.
Он используется для пропаганды идей, одурманивания населения, зомбирования, продвижения идеологии, навязывания своих интересов, демагогии и т.д.
И тут приходим к неожиданному выводу: Там, где монтаж – там ложь (ну или все из вышеперечисленного). Монтаж – это инструмент лжи (или опять же — всего из вышеперечисленного).

Читайте также

Поменьше психологии, господин директор, побольше чудес!

Путешествие в иллюзорное — шизофрения и кино

Несколько мыслей о кино

Понравился пост? Поставь свой Лайк!

Подпишитесь!

Закладка Постоянная ссылка.

20 комментариев: Путешествие в монтажный мир. Монтаж как инструмент лжи

  1. Алекс пишет:

    И что? 🙂
    За билетик денежка… Три посещения -три денежки 🙂
    И программирование личности надежнее 🙂
    «Я шагаю по Москве, у меня флажок в руке»
    Ать, два, левой!
    Идем вдоль флажков, сворачивать с трассы нельзя!!!
    Ха-ха-ха 🙂

  2. Сергей пишет:

    Там где человек — там ложь.
    При чем тут монтаж? Монтаж можно рассматривать как вид искусства, есть же каллиграфия.

    • admin пишет:

      Человек — инструмент лжи! Это даже более глобальное утверждение, чем то, что монтаж-инструмент лжи.

  3. Алена пишет:

    Я недавно встретила интересную фразу на эту тему, что-то типа: когда вы смотрите документальные новости, вы видите не то, что происходит, а то, что вам показывают.

    • admin пишет:

      Ну да, и еще верите тому, что говорят, ведь слова подкрепляются соответствующими кадрами, и ведь все это работает!

  4. Сергей пишет:

    Предполагается, что документальное кино — есть кино без монтажа (без «искусственного» монтажа) вернее ….
    А вот по русски и не скажешь просто, поскольку «искусственный» почему то не связано с искусством. По русски, наверное «искусный» ближе, что приятней поскольку почти что «вкусный».
    А Вот документальное кино с «искусственным» монтажом — это пропаганда. Хотя тоже есть искусство.))

  5. Алекс пишет:

    «С конца XVIII века революция и война в западной цивилизации превратились в своеобразный вид упоительного спорта для правящих классов. Поэты, философы, государственные деятели, журналисты и политические партии возвеличивали войны и революции, иногда и то, и другое вместе, благодаря экстраординарному (?) благоприятному стечению обстоятельств». (Ферреро, итальянский историк, «Чикаго Геральд», 30 июля 1922 г.).

  6. Елена пишет:

    монтаж как и многие другие инструменты зависит от того, как использовать… в чьи руки попадет… можно делать ложь и пропаганду, а можно делать сказку… можно отфильтровывать доброе и хорошее, а можно высмеивать и осквернять.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *