Записки из Эфиопии — Вторая поездка

Автор — Мельников Сергей

Окончание, начало читайте

Записки из Эфиопии — первые африканские впечатления (часть первая)

Записки из Эфиопии — первые африканские впечатления (часть вторая)

02.07, суббота

Имею Вам сказать, что первая поездка и вторая — это, как говорят у нас в Одессе, таки две большие разницы. Две недели назад я летел в африканскую неизвестность; сейчас хотя бы с этой стороны гораздо проще, я знаю, куда лечу, уже знаю какие-то местные нюансы, уже лучше.

Записки из Эфиопии

Началось с того, что на регистрации в Шереметьево ко мне по-английски обратились (передо мной, правда, стояли итальянцы). Я ответил по-английски, но сразу же перешёл на русский. — О! — сказали мне. — А Вы русский… (Да кто бы сомневался.)

Москва — Стамбул. В самолёте полистал журнал от «Turkish Airlines». «Skylife» называется. В целом интересно, понемногу обо всём. Запомнилась статья о Стамбульской опере, точнее, фотография спектакля. Там давали что-то историческое, и на сцену выехал на живом коне то ли султан, то ли великий визирь. И, сидя на коне, пел. А конь в этот момент тоже рот раскрыл. И полное впечатление, что конь тоже поёт. Вместе с артистом. Дуэт такой. Очень красиво. А если б ещё и услышать…

Самолёт забит нашими соотечественниками, летящими в Анталию. Во всяком случае, чуть ли не половина самолёта обсуждает, как они будет пересаживаться на самолёт до Анталии. И то, июль, самый сезон.

Сзади меня сидела русская женщина с двумя детьми. Меня несколько смущало то, что дети, говоря про Анталию, спрашивали маму, когда они сегодня домой доберутся. Анталия всё же не совсем Россия. Но, когда приземлились, их мама кому-то позвонила и стала так бойко по-турецки говорить, что я уже не сомневался о наличии у них дома в Анталии.

Африканцы уже заметны в самолёте до Стамбула. Не уверен, что они летят до Эфиопии, но они есть.

Если в предыдущий раз на посадку мы заходили с азиатской стороны, то сейчас с европейской, прямо над городом. И как подарок — как на ладони историческая часть Стамбула с явно узнаваемыми Святой Софией и Голубой Мечетью. Вот это удача!

Аэропорт «Ататюрк», Стамбул. Полное дежа вю… Как будто только вышел и снова вошёл. Всё знаю. Куда идти — знаю. Где что — тоже знаю. Во как.
И большая надпись: “Hope to see you back in Istanbul soon”. А то ж!

И смесь народов: европейцы, арабы в белых одеждах с группками женщин во всём чёрном с головы до ног и с прорезью для глаз, индусы, негры, китайцы… «Все флаги будут в гости к нам…»

Картина маслом. Сижу, читаю книжку и временами гляжу по сторонам. Рядом со мной стоят несколько арабских женщин во всём чёрном и в паранджах. С ними несколько мужчин. И мимо дефилируют две девушки, лет 25, русские (говорят по-русски). Как одеты: на одной такие беленькие шортики, которые, скажем так, условно прикрывают в лучшем случае половину попы, и беленький же топик, не прикрывающий ни животика, ни спинки; на второй типа платье, но именно — типа: спереди разрез по самое не могу (mous vous comprenez), который изящно так перетянут ремешком (чтобы казуса ненароком не вышло), а сзади открытая спина до половины попы (как минимум). У арабских мужиков в самом буквальном смысле отвисают подбородки, и они, как завороженные, поворачивают головы вслед изящно так идущим девушкам. (Вот уж, действительно: Дэвушка идёт, \ бёдрами качаэт, \ Сумачку нэсёт \ — маладэц какая!) Следует резкое слово одной из женщин в парандже. Мужики сразу встряхиваются и тоже что-то резко отвечают. А девушки «…прошли как каравеллы по зелёным волнам прохладным ливнем после жаркого дня…» и арабы таки оглядывались, но девушки арабов даже не заметили и не оглянулись, для чтоб посмотреть, не оглянулись ли арабы. Уж не знаю, что у них там (у арабов) вечером в гареме было…

Самолёт Стамбул — Аддис-Абеба. Половина — европейцы. Несколько семей: папа негр, мама белая, дети — черты почти европейские, но светлые негритята.

Рядом со мной сидит эфиоп. Через какое-то время, извиняясь, спрашивает, на каком языке я читаю книгу? — На русском. — О!

Пролетели прямо над Анталией.
И красочный закат солнца мы увидели над Средиземным морем. И резко стемнело.

Залитый яркими огнями, внизу виден Каир, протянувшийся вдоль Нила и чётко разрезанный тёмной лентой великой реки пополам.

Первым делом в Аддис-Абебе в аэропорту поменял валюту. Теперь я при местных деньгах. Как белый человек.

Меня таки опять не встретил водитель из гостиницы. Но здесь уже отработано. Такси — старенькая Lada. И снова говорю водителю, что он ездит на русской машине. И он также c гордостью отвечает: Да, это русская, очень хорошая машина, Lada!
Déjà vu… Дежавю…

А в гостинице меня помнят.

03.07, воскресенье

Просидел весь день за ноутбуком. Немного прогулялся, но в окрестностях гостиницы уже ничего нового. Для нового нужно идти дальше. В одиночку пока я к этому не совсем готов.

Ещё скажу вам, что погода в Аддис-Абебе очень комфортная. Градусов 20, тепло, не жарко, облачность. Это вам не жаркая и душная Москва. Смешно сказать, но я сбежал от московской жары в Африку. В июле. И ночью спать хорошо. Вот всё здесь по-человечески. Хоть и почти у экватора. Правда, высота 2500.

Окна моего номера в гостинице сейчас выходят на одну из больших улиц Аддис-Абебы, идущую из аэропорта в центр города. С одной стороны, шумновато, с другой — гораздо больше возможностей понаблюдать жизнь эфиопской столицы прямо из окна гостиницы.

И снова поражаюсь, как же приветливы служащие гостиницы! Наверное, это их работа, но сражает и полностью покоряет их явная искренность, они просто рады тебе, когда ты идёшь мимо и всячески это подчёркивают: встают, улыбаются, что-то говорят, в зависимости от ситуации: “Good morning!”, “Good evening!”, “Good night!”, “Bye!” etc. и обязательно добавляют “sir”. И всё это очень достойно, с чувством уверенности и собственного достоинства, т.е. хозяева очень рады принять гостей и оказывают гостям все знаки внимания и уважения. Подобного я раньше не видел не в одной гостинице.

Вечером поужинали с коллегами в ресторане гостиницы. На этот раз, кроме индусов, есть европейцы, ПМ (project manager) — европеец, но живёт в ЮАР. О работе говорили немного, больше о России. Как же им интересно, что там у нас происходит. И что происходит в бывших советских республиках. Что происходит с экономикой. Что в России с образованием. Семья, дети. Где и как живу. Сказали, что русский — очень трудный язык. Я с ними согласился. Объективно английский как иностранный для изучения проще. ПМ знает по-русски: «Здравствуйте!» и «До свидания!» — на предыдущих работах в ЮАР пересекался с русскими. Попросил меня произнести по-русски «Доброе утро!», «Добрый вечер!». С удивлением узнал, что «доброе» и «добрый» оканчиваются по-разному в зависимости от рода «утра» и «вечера». Совсем на английский не похоже. — «Как вы на этом языке говорите, не знаю…» (в смысле на русском). В шутку отвечаю, что, на мой взгляд, русский — самый простой язык. Смеётся: — Of course, Russian is native language for you.
Дальше пошли по европейским языкам. К удивлению коллег, венгерский и румынский оказались очень непохожими на русский, это просто другая группа языков, близко не стоящая с русским. К русскому близки украинский и белорусский. Подальше другие славянские языки — польский, чешский. Т.е. с украинцами и белорусами русский человек сможет объясниться, с поляками и чехами — очень ограниченно, скорее, нет.

Интересно, что все интересуются Россией и русским.

Дальше — вопросы о религии. Сколько в России христиан и мусульман. И какая в России для русских главная религия. Православие. В Эфиопии тоже ведь православие? Да, но православие Эфиопии всё же отличается от российского православия. Российское православие ближе к греческому. К тому же, эфиопская церковь старше русской церкви почти на 700 лет. — Как относятся в России к религии? — Скорее, как атеисты. Т.е. формально, практически все русские принадлежат к православию, но по жизни они, скорее, атеисты. А ещё много мусульман. Есть буддисты.
ПМ — католик.

А телевизоры в комнатах — ламповые.

04.07, понедельник

Сегодня утром выяснилось, что коллег у меня на этом проекте больше. И работать пришлось не с европейцами, а с негром. Он из ЮАР. А ещё есть индус. Оказывается, индус был в Алматы, но мы там с ним не пересекались, были на разных проектах. Он ещё помнит по-русски «Спасибо!» и «До свидания!», произносит вполне разборчиво.
Во время обеда он рассказывал коллегам, что в России едят лошадей. Пришлось поправить, в России русские не едят лошадей. — Но в Казахстане русские ели конину. – В Казахстане ели. Но в России не едят.

Выяснилось, что улица, на которой стоит гостиница, — одна из главных улиц Аддис-Абебы и пересекает почти весь город. На ней в другом конце города находится мой офис. Но не сказать, что очень далеко. На улице много современных зданий, магазины, офисы, банки. Смотрится симпатично. Оказалось, что в окрестности гостиницы много посольств разных африканских стран.

Что любопытно, пока утром добирались до офиса и когда вечером возвращались обратно, не увидел на улице ни одного белого лица. А в гостинице много (думаю, что и в других гостиницах тоже). Наверное, все ездят на машинах.

На улицах много уличных торговцев и коробейников. Молодые парни носят коробки и что-то вроде подносов на ремнях со всякой всячиной.

И продолжает удивлять то, как водители разбираются на больших перекрёстках при фактическом отсутствии светофоров. Разбираются жестами и короткими гудками (но гудки только для того, чтобы привлечь внимание, а не выразить свои эмоции; поэтому гудки короткие, а не по минуте, как в Средней Азии).

Первый рабочий день оказался тяжёлым. Я не собирался солировать, а пришлось. Проблема ещё оказалась и в том, что в команде принимающей организации, которая занимается внедрением системы, не оказалось специалистов по моей области. И пришлось объяснять элементарные понятия этой области, что совсем не входило в мои планы. Т.е. пришлось рассказывать, не как устроена система, а пояснять основы бизнес-области. Они вдобавок ещё и терминологии не знают. И как водится в таких случаях, вопросы задавали совсем не в тему и не совсем о том. Коллега, правда, помогал разруливать все такие ситуации. Но устал очень.
Поскольку временами не очень понимали друг друга, пришлось много писать. Когда написано, оно как-то понятнее.

Из окон офиса через улицу видно школу. На школьном дворе носятся обычные школьники. Только все как один эфиопы. Причём перемена у них была уже в конце рабочего дня, и я не совсем понял, то ли они так долго учатся, то ли они учатся в две смены.

Второй день вдоль этой главной улицы стоят вооружённые войска. Говорят, какие-то большие люди проезжают из аэропорта в президентскую резиденцию (аэропорт и резиденция, выходит, по разные стороны этой улицы). Люди ходят, не обращая на военных никакого внимания.

05.07, вторник

С самого утра замечены вооружённые люди на крышах и на улице тоже группы вооружённых людей, мирно стоящих, проходящий народ на них не обращает никакого внимания. Третий день по главной улице ездят большие люди. Улица, кстати, называется Africa Avenu. А вооружены вооружённые силы автоматом Калашникова.

В одном месте, сидя на корточках, женщина настоящим серпом стрижёт густо заросший газон. И, скорее, не стрижёт, а жнёт.

Африка, июль, а прохладно сегодня, пасмурно, по ощущению меньше 20 градусов. И дождик в течение дня.

А день сегодня тяжелее вчерашнего. В предыдущую поездку было проще, я там не солировал. Да там были и специалисты в этой области, для которых терминология была вся знакома. А здесь ещё нужно объяснять сущность бизнеса, поскольку люди не в теме. И задают элементарные вопросы, смысл которых я даже не сразу понимаю, потому что ожидаю вопросов по существу, а они до существа дойти не могут, поскольку не владеют бизнес-областью, и я не сразу начинаю понимать, что они не знают простейших понятий (и, собственно, о них и спрашивают, а мне сначала в голову не могло придти, что об этом можно спрашивать, и я полагал, что я совсем не понимаю смысла их вопросов), не говоря уже о терминологии. Потому что они специалисты в других областях. Совсем тяжело. И ладно ещё самому говорить, основная проблема понять то, что тебе сказали (а поскольку они не владеют бизнес-терминологией, то всё называют своими собственными словами, которые как-то нужно соотнести с терминологией). И плюс к этому в целом эти эфиопские товарищи не очень понятно для меня говорят. Произносят слова они несколько иначе, чем я привык слышать. Поэтому временами имеет место некоторый misunderstanding. Разбираемся переспросами и писанием. Собственно, написанное и спасает, поскольку произношение написанного очень сильно разнится, и в этом есть проблема. Вечером обсуждали эту проблему с ПМом. Он сказал, что здесь реально не очень хорошо владеют английским, и это накладывается на мой русский акцент. Для него (для ПМа) нет проблемы, поскольку английский для него родной. А для эфиопов и для меня в этом оказывается проблема. И во что это выльется?

Сегодня подошёл эфиопский коллега и спросил: — Вы из России? — Да. — А я читал Толстого и Достоевского. Очень понравилось! — На русском? — Нет, конечно, на английском (смеётся). — А что именно читали? — В ответ мне что-то называют, что я не смог идентифицировать. Пришлось просто кивнуть головой.
— А про русского поэта Пушкина слышали? — Да, слышал, но ничего не читал. А в Аддисе ему памятник есть.

Вечером дорогу перед машиной перебежал парень, несущий на плечах барана. Руками он держал барана за ноги, а баран как-то так безучастно и грустно глядел на окружающий мир, что, видимо, уже смирился со своей участью.

По дороге обратно остановились перед перекрёстком. К машине подошла девочка, что-то предлагая для продажи. Увидела белых, что-то крикнула и тут же появилось ещё несколько девчонок (лет 8-10) и стали что-то дружно петь, подтанцовывая, прося денег. И получили честно заработанное.

А, вообще, к Африке нужно привыкнуть, поскольку на белого человека направлено очень много внимания, все хотят от тебя как-то получить денег, кто просто просит, кто навязчиво что-то продаёт и т.д. Пока непривычны именно навязчивое внимание и навязчивые предложения, причём всё это беспрерывно, пока идёшь по улице (или даже в машине, если остановились ненадолго). А если учесть, что я, вообще, очень не люблю какого-либо внимания к себе… Т.е. на улице я белая ворона во всех смыслах.
Кстати, видимо, поэтому европейцы не очень мелькают на улице.

06.07, среда — 07.07, четверг

Минут двадцать постоял у окна в гостинице. Окно выходит на Africa Avenu. Каких же только нарядов и одежд нет. Особенно постарались в этом женщины (с другой стороны, не мужчины же). Из окна улица представилась чем-то в виде аквариума, где броуновское движение рыб занято тем, что нужно найти еду. Множество уличных торговцев и нищих честно добывают свой нелёгкий хлеб. И все в постоянном движении. Непростая у них жизнь…

Ещё я осознал, что у нас (у меня, во всяком случае) тип характера очень сильно отличается от эфиопского и, в целом, от африканского. У африканцев больше экспрессии, они более эмоциональны, им надо много говорить и двигаться. А мне наоборот.

Мой английский. Поймал себя на том, что в процессе дискуссии временами вставлял не немецкие слова по своей старой привычке, а русские (чего со мной до сих пор никогда не было). Немецкие слова почему-то практически не вылезают (хотя раньше случалось), т.е. немецкий уходит куда-то совсем в глубь.

Днём была сильнейшая тропическая гроза. В середине дня стемнело, как вечером, дождь стеной, молнии сверкают, гром гремит… сигнализация на машинах воет… Жуть, одним словом.

Эфиопские товарищи решили, что на сегодня им достаточно, завтра и послезавтра уже ничего не будет. В принципе, оно и на самом деле достаточно, в предыдущем месте мы в целом тоже всё за три дня сделали, а потом в основном уже мало что делали в четверг и пятницу. А здесь, вообще, уже ничего не хотят делать ни в четверг, ни в пятницу. С удивлением узнал, почему у них нет специалистов по моей области: они просто не ведут таких операций, а только теоретически собираются в будущем. Спрашивается, а зачем тогда всё это затевали? Если на перспективу, то мне их и обучать не надо было, поскольку всё равно ведь, если они начнут работать, то это точно будет совсем другие люди. Ну и ладно.

Попробую поменять билет на сегодняшнюю ночь. Делать мне в Аддис-Абебе уже нечего. Как-то быстро на этот раз.

Вернувшаяся вечером гроза, похоже, отключила Интернет и мобильный телефон, нет ни той, ни другой сети. Вот они такие, тропические грозы. Кстати, в городе нередки локальные отключения электричества, на минуту — на две. Бывают вечера без отключений, а бывают вечера с частыми отключениями.

Но мне повезло, и до отключения всех коммуникаций, я таки смог поменять билет и вылетаю сегодня ночью. Вернусь ли в Аддис-Абебу? Или, вообще, в Африку? Жизнь покажет.

При входе в аэропорт Аддис-Абебы небольшая очередь для прохода через сканирующий аппарат. Передо мной стоят две негритянки, все в чёрном с ног до головы, только лица открытые. Подошли к ленте, на которую нужно ставить свои вещи. У женщин с собой, кроме прочих вещей, не очень большая сумка, перевязанная какими-то верёвками, которую у них сил не хватает поднять. Я решил им помочь и взял сумку рукой. Не тут-то было, не могу поднять (а сумка на тележке, поэтому до ленты они её докатили). С трудом поднимаю сумку двумя руками. Камни там, что ли? А, может, золото? После сканирования служба безопасности аэропорта именно эту сумку попросила раскрыть и показать. Что было дальше, не знаю, но думаю, что сумка была точно набита золотом.

И снова — красочное пересечение народов Африки, Азии и Европы.
Очень красиво смотрятся арабы в своих белых одеждах и с покрытыми головами (этот головной убор, вроде бы, называется куфия). Как правило, все с бородками. Идут гордо, подняв голову, с чувством собственного достоинства. Красиво! Им бы ещё арабского скакуна, но в аэропорт, наверное, со скакунами не пускают.
Большими группами стоят женщины в своих чёрных одеждах. Есть и в паранджах, но в паранджах мало. Что любопытно, при таких группах женщин очень мало мужчин. Гаремы, что ли перевозят? Много женщин, много детей, мало мужчин. Наверняка, гарем.
Сегодня очень много китайцев, это просто бросается в глаза, чуть ли не половина зала ожидания. Полный рейс на Пекин — всё китайцы, рейс на Гонконг — почти всё китайцы, рейс на Дубай — много китайцев. Только на нашем рейсе в Стамбул не было ни одного.

В очереди на паспортный контроль передо мной стоит негритянская семья с турецкими паспортами. Собственно, а почему нет?

И снова отмечаю, как быстро я прохожу паспортный контроль. Очень долго стоят африканцы, особенно женщины с детьми. Быстрее пропускают европейцев, но они всё же какое-то время тоже стоят у кабинки контроля минут по 5-10. Я же протягиваю российский паспорт, глаза таможенника немного приподнимаются (но больше никаких эмоций не видно), и он практически тут же ставит печать в паспорт, я даже не понимаю, пробивает ли он мой паспорт по базе, на всё уходит меньше минуты. “Bon voyage, sir!” Приятно осознавать себя гражданином великой страны, которую реально уважают.

По залу ожидания ходит служащий аэропорта и показывает китайцам два потерянных китайских паспорта. Китайцы что-то взволнованно говорят и просят отдать им паспорта, мол, они сами найдут их владельцев. Служащий говорит, что нет, он должен отдать им лично. Вообще, ситуация для потерявших паспорта критическая. Мы сейчас находимся в зоне, где паспорта уже не нужно будет предъявлять перед посадкой, т.е. потерявшие паспорта могут совсем не обратить внимания на отсутствие у них паспортов. И могут улететь без паспортов. А по паспорту, естественно, не понять, какой рейс. А китайцев очень много сегодня. Может, и объявляли по залу (скорее всего, конечно же, объявляли), я не особо вслушивался в объявления. Но и китайцы также могут не вслушиваться в объявления на английском.

Сегодня совсем не видно европейских семей с усыновлёнными негритятами. Может быть, потому что будний день?

Подошёл к месту, откуда, вроде бы, должна быть посадка на Стамбул. На всякий случай спрашиваю идущую передо мной женщину-европейку:
— Это на Стамбул?
Она оборачивается и переспрашивает:
— Bitte?
Повторяю вопрос.
— Ja!
Только через пару секунд до меня доходит, что женщина мне отвечала по-немецки, а не по-английски. Ну, хорошо, я этот язык ещё не забыл.
Чуть позже при посадке в самолёт эта женщина оказалась сразу за мной. Заходим в самолёт, передо мной идёт мужчина в приличных годах, в салоне самолёта он оборачивается и просит указать ему его место, поскольку он плохо видит и не может прочитать, какое место написано у него на посадочном талоне. Оказывается, на его месте уже сидит эфиоп, который спутал места у окна и у прохода. Объясняю эфиопскому товарищу, что он ошибся, но он не понимает по-английски, тогда я просто указываю ему на его место в посадочном талоне и на номер места, не котором он сидит. Пока они обменивались местами, пожилой мужчина чуть замешкался, и тогда немка произносит по-немецки:
— Sitzen Sie sich! Wir müssen gehen weiter. (Сядьте! Нам нужно пройти дальше.)
Интересно, её кто-нибудь понял, кроме меня? Может, мне тоже на русский перейти?

В самолёте на местах перед нами молодая мама-негритянка (вся укутанная, только лицо видно) и два её сына, годов 4-5. Они были заметны ещё в зале ожидания, носясь с дикими криками по залу.
Пока они тоже не могут усидеть на своих местах и громко визжат очень высокими голосами, от которых прямо таки хочется вылезть в иллюминатор. «Ну, ничего, — думаю я, — вот взлетим, и они уснут». А время уже почти два часа ночи. Но они не уснули до конца полёта и временами представлялись мне маленькими обезьянками, которые прыгают, визжат, висят на хвостах, дерутся, за всё хватаются, всё рвут и всё раскидывают. Мама никакого внимания на них не обращает. Позже, когда один из них меня разбудил (точнее, вывел из полудрёмы), просто ударив по голове (перегнувшись через спинку своего сиденья), я еле удержался, чтобы не дать ему щелчок по носу. «Маленькие обезьянки», — подумалось мне. А потом пришла в голову мысль: вот буду так думать и по кармическим законам буду рождён в следующей жизни среди диких племён Африки или даже среди обезьян. Оно мне надо?

Когда уже почти набрали высоту, но свет в салоне ещё не включили, в иллюминатор было замечательно видно звёздное небо. Сам Млечный Путь во всём своём млечном великолепии! А внизу непрерывно сверкают зарницы от тропических гроз. Природа во всей своей могучей красе.

Рассвет застал нас над средиземноморским побережьем Северной Африки.

Перед посадкой в Стамбуле для транзитных пассажиров сказали, что и как нужно делать в аэропорту. И перечислили, куда летят транзитники и сколько человек куда летит. Транзитников много, Стамбул известное пересадочное место. В основном вся Европа. В Москву летит только один человек, я сразу догадался, кто именно.

Стамбул, аэропорт «Ататюрк». Родное место! Всё знакомо, всё известно. До рейса на Москву несколько часов.

Полистал в книжном магазине путеводитель по Москве, издан в Турции на английском языке. Типичный западный стандартный взгляд на Россию, даже удивительно, я думал, что такое только в анекдотах бывает: Красная Площадь, церкви, снег. Впечатление от России после путеводителя — «снег, мороз, медведи, водка». Или как в песне: «Бабы, водка, гармонь и лосось…» Кстати, за водку. Читаю, что традиционно лучшей закуской под водку у русских считается чёрная икра. Вот так вот. В статье про водку фотография XIX-го века: за столом сидят крестьяне около избы, на столе бутыли самогона и закуски всякие, стол ломится от еды, народ сидит себе, пьёт-закусывает, на гармошке играет, песни поёт. Не жизнь в России, а сплошной праздник! А ведь мы как раз туда и летим.

Кстати, много учебников, разговорников и словарей турецко-русских, целая полка.

Куда только не летают самолёты из Стамбула! Чуть ли не весь белый свет. Не видел только рейсов в Южную Америку, но, может, плохо смотрел. В основном всё «Turkish Airlines».

Объявили рейс на Одессу. Ах, Одесса! Еле себя удержал, чтобы не сменить билет.
А, вообще, города бывшего Союза богато представлены: Москва (несколько рейсов в день), Санкт-Петербург, Казань, Сочи, Киев, Одесса (два рейса в день), Донецк, Симферополь, Минск, Астана, Алматы, Бишкек, Ташкент, Баку, Тбилиси, Батуми, Рига. Может, что забыл или не увидел.

Сижу, читаю книгу. Ловлю себя на том, что разговор сидящих рядом соседей по-английски воспринимаю совершенно нормально, как разговор на родном языке, а услышанная русская речь проходящих мимо чуть ли не режет слух. «Вот до чего довели!» — как говорил Изя Шниперсон в «Ширли-Мырли».

На указателе в сторону Tax free надписи на пяти языках в таком порядке: турецком, английском, русском, арабском и персидском (насколько я смог последний язык идентифицировать). Сразу понятно, кто и в какой степени закупает товары в Турции.

Мужчина в Duty Free выбирает сладости, смотрит разные коробки и вдруг обращается к продавцу-турку по-русски и просит ему помочь с выбором, просит его совета. Я сильно удивлён, думаю, что же ему ответит продавец? А продавец меня сражает наповал — отвечает на очень приличном русском языке.

Выполняю домашний заказ и покупаю оливковое масло. В кассе кассир обращается ко мне по-русски и говорит очень прилично. Это было так неожиданно, что я не сразу перешёл на русский, я сначала по-английски отвечал. Пытаюсь сообразить, как девушка догадалась, что я русский? Понял: на моём посадочном талоне, который я ей показал, большими буквами написано MOSCOW.

Идёт арабская семья: мама вся в чёрном и парандже, папа в джинсах и футболке, два сына лет 15-16 в джинсах и футболках. Им можно, а маме — нет. Восток — дело тонкое!

Стамбул, Царьград, Константинополь. Второй Рим. И несколько рейсов в день на Москву — Третий Рим. «…темже глаголю ти, вонми, царю, и паки внимай явственно и твердо себе, яко вся хрестьянская царства в твое снидошася царствие, яко два Рима падоша, а третий стоит, а четвертому не быти».
Сказать, например, Великому князю Московскому Ивану III, женившемуся на племяннице последнего византийского императора и принявшего византийский герб с двуглавым орлом, что всего-то через 500 лет из Москвы до Царьграда можно будет добраться за 3 часа, так, думаю, не поверил бы Великий князь…

Вот так посидеть в стамбульском аэропорту недельку и книжку можно написать. Просто сиди, смотри и записывай. И назвать книгу, скажем — «Аэропорт». Правда, внутренний голос мне подсказывает, что книга с таким название уже кем-то написана…

Читайте также

Мельников Сергей — записки путешественника

Понравился пост? Поставь свой Лайк!

Подпишитесь!

Закладка Постоянная ссылка.

10 комментариев: Записки из Эфиопии — Вторая поездка

  1. Алена пишет:

    Замечательный репортаж. Ощутила, пожалуй, даже не эффект присутствия. а эффект соучастия. Спасибо, Сергей!

    • Сергей пишет:

      Спасибо, Алёна!
      В общем-то, это просто ежедневные записи, чтобы не забыть свои непосредственные впечатления, просто мозаика мыслей и впечатлений, почти не редактированная при соединении в единый текст. Если получился эффект присутствия и соучастия для читателя — я рад.

  2. Галина пишет:

    Часть вторая — просто превзошла все ожидания!!! такой большой репортаж, пожалуй — это почти целая книга. Сергей, а случайно одно из ваших образований — не филологическое? 🙂 очень здорово! удовольствие от прочтения получено!

    • Сергей пишет:

      Ну да, Галина, …»начальник, тебе бы книжки писать» («Место встречи изменить нельзя») :о)
      Образование у меня немножко не филологическое — я по образованию математик.
      Но за книжки надо подумать, спасибо за идею! :о)

  3. Андрей пишет:

    Сергей, у Вас просто дар писать в разговорном жанре от первого лица! Очень нравится!

    • Сергей пишет:

      Спасибо, Андрей!
      В этом жанре легко писать каждому — что вижу, то пишу :о)

  4. Алекс пишет:

    Чуть не заснул…
    Захотелось накатить от безысходности. Вспомнилась Вавилонска башня.
    И вдруг — Москва-Третий Рим… Занятно…
    Кстати почему Москва — это Третий Рим? И еще: хорошо это или плохо?

    • Сергей пишет:

      Алекс, я старался. Когда стало скучно читать, нужно было просто бросить это занятие :о)
      Москва — Третий Рим. Хорошо это или плохо — не скажу, для Российского государства в своих исторических судьбах, скорее, хорошо, поскольку ставит Россию в один ряд в истории с великими империями прошлого.
      Предпосылки этой идеи возникли после падения Константинополя в 1453 году и последующей женитьбе Великого князя Московского Ивана III на племяннице последнего Византийского императора Константина XI, погибшего при защите Города. Идея эта использовалась в конце XV — начале XVI веков Великими князьями Московскими для обоснования претензий на царский титул как преемников Византии. Константинополь — Второй Рим, Москва — Третий.

  5. Валерий пишет:

    Африка — есть некая внутреннея неспешность во внешней суете.
    Африканская часть души растворяется…..

    • Сергей пишет:

      Валерий, люди там, действительно, неспешно живут в своём внутреннем мире (это Вы хорошо заметили). И по своему, наверное, счастливы в своей простой жизни. Но для ощущения этого счастья нужно там родиться.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *