Зарисовки с точки

Автор — Быков Андрей

Быков Андрей— Здравствуйте! Скажите, это вы помощь Донбассу принимаете? – к нам подходит женщина явно пенсионного возраста.
Седые волосы аккуратно зачёсаны назад и стянуты заколкой. Лёгкое летнее платье в мелкий цветочек. Правой рукой она тянет за собой небольшую клеёнчатую сумку на колёсиках.
Типичная внешность российских пенсионеров…

— Да, — мы поднимаемся с раскладных стульчиков.
«Мы» — это я, Сашка и Антон. Мы – волонтёры от общественной организации, в свободное время дежурящие на точке по приёму гуманитарной помощи от населения: Сашка – автослесарь из автосалона «Ниссан», Антон – водитель из автобусного парка, и я – охранник-литератор.
Бывают и другие. Но сегодня – мы.

Помощь Донбассу

Тем временем пенсионерка развязала тесёмки, стягивающие горловину сумки.
— Вот… у меня тут пачка риса и пачка сахара… и ещё – макароны… и чай – в пакетиках…
Она вынимает одну за другой упаковки с продуктами и протягивает нам. А в голосе отчётливо проскальзывают извиняющиеся интонации. Будто хочет сказать: «Простите, мол, что так мало… вот, что смогла…»
Конечно же, мы её благодарим и принимаем то, что она принесла. Хотя, если честно, брать у таких, как эта пенсионерка, неудобно. На душе чувство дискомфорта. Им самим жить не на что, а они несут на точку, делятся. И искренне надеются на то, что их пачка риса спасёт кого-то от голодной смерти.

Помощь Донбассу

Таким людям в первую очередь хочется сказать огромное спасибо!

Неподалёку от нашей точки работает бригада дорожных рабочих. Поглядывая на большой плакат «Помощь Донбассу», прикреплённый нами к фонарному столбу, они собираются в кучку. После недолгого совещания от группы рабочих отделяется представитель и решительным шагом направляется к нам.
— Мужики, а вы деньги принимаете? Куда положить? – в кулаке у него зажаты несколько бумажек различного достоинства, от «десятки» до «стольника».
— Да, конечно, — отзываемся мы, — вот, в ящик…
Ящик у нас пластиковый, опечатанный. Мы его каждое утро к фонарному столбу скотчем приматываем. И каждый вечер снимаем и отвозим в штаб. Сдаём дежурному под запись в журнале.
Рабочий старательно засовывает в ящик смятые купюры, наверняка — собранные всей бригадой в складчину.
Мы благодарим его… Нельзя не благодарить людей за бескорыстную помощь.

В нескольких метрах от нас останавливается вполне презентабельная БМВ перламутрового цвета. Водительская дверь открывается и из машины показывается самая настоящая светская львица. Высокая длинноногая блондинка с шикарными волосами во всю спину. Длинное платье с глубоким декольте едва не метёт тротуар подолом цвета морской волны.
Блондинка подходит к нам, мельком оглядывает миндалевидными глазами флаги республик Новороссии и палатку, предназначенную для гуманитарной помощи. От неё сладко веет дорогими духами. Так, что аж голова начинает кружиться.
— Здравствуйте! – голос у неё мелодичный и обволакивающий, — Это вы гуманитарной помощью для Донбасса занимаетесь?
— …
Как вам передать наше состояние?
Трое взрослых мужчин смотрят на это чудо женской красоты и понимают, что горло просто передавило… настолько, что и слово вымолвить невозможно.
— Кхм.. да… мы, — пересилив себя, первым подаёт голос Антон.
— Помогите, пожалуйста, — она поворачивается и протягивает руку в сторону своей машины.
Движения её плавные, мягкие и… неуловимые.
Едва слышно щёлкает замок, и крышка багажника поднимается вверх.
— Смотрите, — она подходит с нами к машине, — Я тут немного продуктов прикупила. Думаю, вам это пригодится…
Мы вытаскиваем из багажника пару больших коробок с крупами и макаронами. Самого высшего качества. И ещё – упаковку чёрного чая. Рассыпного. Китайского. Высший сорт. На дне багажника обнаруживается мешок сахара-песка.

Помощь Донбассу

Пока мы занимались багажником, дама открыла заднюю дверь автомобиля и достала из салона довольно объёмистый пластиковый пакет.
— Тут лекарства, — поясняет она, — Я сама в них не разбираюсь, но у меня подруга медик по образованию. У неё своя аптека. Это она мне собрала. Говорит, тут всё, что нужно для раненых.
Дождавшись, когда мы всё полученные припасы перегрузим в палатку, «львица» уезжает, на прощание пожелав нам удачи и сообщив, что собирается ещё заехать в церковь и поставить свечку за упокой всех, погибших ТАМ.
После её отъезда мы ещё некоторое время находимся в состоянии лёгкой прострации. И от того, что она сделала, и от её слов.
Будем честны: в нашем обществе образ подобных «светских львиц» чаще всего ассоциируется с пустоголовостью, бездуховностью и потребительским отношением к жизни.
Тем сильнее был для нас контраст.

Во второй половине дня к нашей точке подъехал чёрный гранд-чероки. Из него вылезли двое мужчин спортивного телосложения. Одному – лет тридцать. Второй – постарше.
Поздоровались. Без предисловий открыли заднюю дверь своего багажника.
Заглянув в него, я не удержался и присвистнул. Автомобиль, что называется, «под завязку» забит коробками и пакетами. Рис, гречка, макароны, сахар, тушёнка, чай… Три коробки с лекарствами, одна из которых – с самым ценным – инсулином.
Для инсулина у нас имеется переносной холодильный контейнер. Куда мы побыстрее и перекладываем столь ценный подарок.
После чего все вместе перетаскиваем содержимое багажника в палатку.
— Так, парни, — к нам обращается тот, что помоложе, — тут дело такое… Нам по поводу бронежилетов и «разгрузок» прояснить надо…
— В смысле? – уточняет Сашка.
— Ну… это… какого класса бронники нужны? Размеры какие?… Ну, чтоб всякую фигню не пропихивать… Ну, короче, вы понимаете…
Мы понимаем. Но на вопрос его ответить не можем. А потому даём парню контактный телефон представительства ДНР в Москве. С чем они, пожелав нам всяческих благ, и уезжают.

Помощь Донбассу

Мы остаёмся на точке. Иногда мимо проходят люди. Некоторые просто проходят. Некоторые подходят и спрашивают, чем они могут помочь. Бросают деньги в ящик. Всем желающим мы раздаём листовки со списком того, что необходимо людям на Юго-востоке Украины. По опыту мы уже знаем, что среди спрашивающих обязательно найдутся те, кто привезёт на точку что-нибудь из этого списка.

К четырём часам дня груза набралось уже много. Пора вызывать машину. Созваниваемся со штабом. Дежурный обещает прислать машину где-то через час.
Сидим. Ждём. Обсуждаем последние новости, которые Антон ловит на свой мини-приёмник.

Возле флагов Новороссии останавливаются трое молодых людей. Спрашивают у нас, можно ли сфотографироваться. Мы не отказываем. Пусть. Нам не жалко.
Один из них подходит к ящику для пожертвований, достаёт из кармана веер разноцветных бумажек европроизводства и становится в картинную позу.
Мы выжидающе и с недоумением переглядываемся: «Неужели!?..»
Тем временем второй фотографирует его на фоне флагов и ящика с деньгами.
После чего евроденьги убираются обратно в карман, извлекается кошелёк и в ящик летит… монета достоинством в один рубль…
Молодые люди, чрезвычайно довольные собой, уходят.
Мы ничего не говорим друг другу. Не хочется…
А что мы об этом думаем, я здесь озвучивать не буду.
Так что, если вы вдруг где-нибудь на просторах интернета увидите эту фотографию, вы теперь знаете, что за ней стоит на самом деле.

Разные люди приходят к нам на точку. Разные…
Но всё же гораздо больше тех, кто от чистого сердца, искренне хочет помочь воюющему Донбассу.
Спасибо!

Понравился пост? Поставь свой Лайк!

Подпишитесь!

Закладка Постоянная ссылка.

6 комментариев: Зарисовки с точки

  1. Валерий пишет:

    В горле першит, мураши по спине бегают, за душу берет…

  2. Ирина пишет:

    Нормальных людей всегда больше,а этим подонкам ещё в жизни достанется. Хороший рассказ волонтеров.

    • Андрей пишет:

      Спасибо за поддержку, Ирина! 🙂 Действительно, хороших людей гораздо больше.

  3. НАТАЛЬЯ пишет:

    А я то думала, что эти пункты не очень то и востребованы. Приятно, что ошиблась.

    • Андрей пишет:

      Многие сомневаются поначалу… Мы в таком случае предлагаем сомневающимся найти в контакте страницу «Русского выбора». Там регулярно выкладываются отчёты о том, куда уходит всё собранное на точках.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *